Решение Конституционного Суда Республики Беларусь
6 июня 2017 г. № Р-1086/2017
О правовом регулировании специальной конфискации

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Карпович Н.А., судей Бойко  Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Козыревой  Л.Г., Подгруши  В.В., Рябцева В.Н., Рябцева Л.М., Сергеевой О.Г., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

 

рассмотрел в открытом судебном заседании дело «О правовом регулировании специальной конфискации».

 

В судебном заседании приняли участие:

 

полномочный представитель Президента Республики Беларусь в Конституционном Суде – Мицкевич В.В., Заместитель Главы Администрации Президента Республики Беларусь;

 

полномочный представитель Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь в Конституционном Суде – Бодак А.Н., председатель Постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь по законодательству и государственному строительству;

 

полномочный представитель Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь в Конституционном Суде – Гуйвик Н.В., председатель Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по законодательству;

 

полномочный представитель Совета Министров Республики Беларусь в Конституционном Суде – Тушинский И.Г., заместитель Министра юстиции Республики Беларусь;

 

представители:

 

Верховного Суда Республики Беларусь – Анискевич Р.Г., заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь;

 

Генеральной прокуратуры Республики Беларусь – Стук А.К., заместитель Генерального прокурора Республики Беларусь;

 

Следственного комитета Республики Беларусь – Гайдучёнок В.А., заместитель Председателя Следственного комитета Республики Беларусь;

 

Республиканской коллегии адвокатов – Чайчиц В.И., председатель Республиканской коллегии адвокатов.

 

Производство по делу возбуждено Конституционным Судом 22 марта 2017 г. в соответствии с частью первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), абзацем восьмым части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, частями первой и четвертой статьи 158 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве» на основании поступившего в Конституционный Суд обращения гражданки Шаврук Е.С. о необходимости устранения правового пробела и закрепления в законодательстве Республики Беларусь права граждан, не являющихся участниками уголовного процесса, на обжалование приговоров при применении специальной конфискации в части, затрагивающей их права и законные интересы.

 

В обращении указывается, что в уголовно-процессуальном законодательстве Республики Беларусь не предусмотрено право лиц, не являющихся участниками уголовного процесса, на обжалование приговоров в части применения специальной конфискации в связи с признанием имущества добытым преступным путем. Защита прав таких лиц не может быть осуществлена и в гражданско-правовом порядке (посредством подачи искового заявления об освобождении имущества от ареста (исключении из описи), поскольку вопрос о признании имущества добытым преступным путем и его конфискации разрешается в уголовном процессе. В связи с этим лица, не являющиеся участниками уголовного процесса, имущество которых подлежит специальной конфискации в связи с признанием его добытым преступным путем, не имеют возможности на практике защитить в судебном порядке свои права и законные интересы.

 

По мнению заявителя, правовой пробел, выражающийся в отсутствии у лиц, не являющихся участниками уголовного процесса, права на обжалование приговора суда по уголовному делу в части признания принадлежащего им имущества добытым преступным путем и его конфискации, нарушает гарантированное Конституцией право каждого на судебную защиту.

 

Заслушав судью-докладчика Данилюка С.Е., выступления полномочных представителей Президента Республики Беларусь, Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, Совета Министров Республики Беларусь в Конституционном Суде, представителей Верховного Суда Республики Беларусь, Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, Следственного комитета Республики Беларусь, Республиканской коллегии адвокатов, проанализировав положения Конституции, Гражданского кодекса Республики Беларусь (далее – ГК), Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК), Уголовного кодекса Республики Беларусь (далее – УК), Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – УПК) и иных законодательных актов Республики Беларусь, исследовав представленные документы и иные материалы дела, Конституционный Суд установил.

 

1. Конституцией предусмотрено, что человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (часть первая статьи 2), а обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь высшей целью государства (часть первая статьи 21); государство гарантирует каждому право собственности и содействует ее приобретению; неприкосновенность собственности охраняется законом; собственность, приобретенная законным способом, защищается государством (части первая, вторая и третья статьи 44); каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки (часть первая статьи 60).

 

В соответствии с частью 6 статьи 61 УК независимо от категории преступления и вида назначенного наказания применяется специальная конфискация, которая состоит в том числе в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства имущества, приобретенного преступным путем, дохода, полученного от использования этого имущества.

 

Обстоятельства, подтверждающие, что имущество приобретено преступным путем или является доходом, полученным от использования этого имущества, подлежат доказыванию при производстве дознания, предварительного следствия и судебного разбирательства уголовного дела (пункт 5 части 1 статьи 89 УПК).

 

Согласно статье 98 УПК в приговоре, определении или постановлении о прекращении производства по уголовному делу должен быть решен вопрос о вещественных доказательствах. В соответствии с пунктом 4 указанной статьи деньги и иные ценности, приобретенные преступным путем, по приговору суда или постановлению органа уголовного преследования обращаются на возмещение вреда от преступления потерпевшему, иному лицу либо по приговору суда подлежат конфискации; другие вещественные доказательства выдаются их законным владельцам, а при неустановлении последних подлежат конфискации; в случае спора об их принадлежности он подлежит разрешению в порядке гражданского судопроизводства.

 

В разделе X УПК регулируется производство по пересмотру приговоров, определений, постановлений, не вступивших в законную силу (апелляционное производство). Частью 1 статьи 377 УПК установлено, что на определение суда и постановление судьи первой инстанции по уголовному делу может быть подана частная жалоба или принесен частный протест лицами, указанными в статье 370 данного Кодекса.

 

Статьей 370 УПК закреплен исчерпывающий перечень лиц, обладающих правом на апелляционное обжалование приговора:

 

обвиняемый, его защитник и законный представитель, а также потерпевший, частный обвинитель и (или) их представители (часть 1);

 

гражданский истец, гражданский ответчик, их представители, которые вправе обжаловать в апелляционном порядке приговор в части, относящейся к гражданскому иску (часть 3);

 

обвиняемый, оправданный судом, который вправе обжаловать в апелляционном порядке оправдательный приговор в части мотивов и оснований оправдания (часть 4).

 

В соответствии с частью 1 статьи 408 УПК правом обращения с жалобой о пересмотре приговоров, вступивших в законную силу, по основаниям, указанным в статье 389 УПК (основания к отмене или изменению приговора при рассмотрении уголовного дела в апелляционном порядке), обладают осужденный, оправданный, их защитники и законные представители, потерпевший, гражданский истец, гражданский ответчик или их представители.

 

Постановлением Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от  10  декабря 1993 г. № 12 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)» разъяснено, что при рассмотрении дела следует тщательно проверять, является ли истец собственником имущества, на которое наложен арест, либо владеет им в силу закона или договора, не признано ли это имущество по приговору суда приобретенным на средства, добытые преступным путем, а также насколько соответствуют действительности обстоятельства, на которые ссылается истец (часть первая пункта 9); факт приобретения имущества на средства, добытые преступным путем, может быть установлен только приговором суда (часть вторая пункта 10); если при рассмотрении дел об исключении имущества из описи будет установлено, что имущество приобретено на средства, полученные преступным путем, а в приговоре об этом указаний не имеется, суд должен поставить вопрос о пересмотре приговора, приостановив производство по делу (часть третья пункта 10).

 

Таким образом, Конституционный Суд констатирует, что  действующее законодательство, предусматривая установление факта приобретения имущества преступным путем и применение судом специальной конфискации лишь в порядке уголовного судопроизводства, в то же время не обеспечивает в полной мере судебную защиту лиц, не являющихся участниками уголовного процесса, которые полагают, что их права и законные интересы нарушены признанием имущества по приговору суда приобретенным преступным путем и применением в связи с этим специальной конфискации.

 

2. В соответствии со статьей 39 Закона «О конституционном судопроизводстве» в Верховный Суд, Генеральную прокуратуру, Следственный комитет, Министерство юстиции, Республиканскую коллегию адвокатов, государственное учреждение «Научно-практический центр проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры Республики Беларусь», а также на кафедры уголовного процесса и прокурорского надзора, уголовного права юридического факультета Белорусского государственного университета были направлены запросы.

 

Верховный Суд высказал суждение о том, что специальная конфискация имущества, приобретенного преступным путем, дохода, полученного от использования этого имущества, не затрагивает права и законные интересы  лиц, на имя которых оформлено такое имущество либо фактически владеющих им. Закрепленный в статье 370 УПК подход к определению круга лиц, наделенных правом апелляционного обжалования и опротестования приговора суда, обеспечивает возможность использования средств правовой защиты именно теми участниками уголовного процесса, чьи права и законные интересы затронуты постановленным приговором. Верховный Суд не считает необходимым внесение корректировок в УПК по вопросу обжалования лицами, не являющимися участниками уголовного процесса, приговора суда в части применения специальной конфискации в связи с признанием имущества приобретенным преступным путем.

 

Генеральная прокуратура отмечает, что, исходя из задач уголовного процесса, уголовно-процессуальным законом (статьи 370, 408 УПК) справедливо определен исчерпывающий перечень лиц, обладающих правом апелляционного обжалования приговора, а также правом обращения с жалобой о пересмотре приговоров, определений, постановлений. Оснований для расширения названного перечня не усматривается.

 

Следственный комитет указывает, что применение специальной конфискации урегулировано в законодательстве, а вопросы правоприменительной практики в части оспаривания конфискации имущества отражены в постановлениях Пленума Верховного Суда Республики Беларусь от 23 сентября 1999 г. № 8 «О практике назначения судами конфискации имущества по уголовным делам» и от 10 декабря 1993 г. № 12 «О практике применения судами законодательства при рассмотрении дел об освобождении имущества от ареста (исключении из описи)». Исходя из изложенного, правового пробела, связанного с реализацией права граждан, не являющихся участниками уголовного процесса, на судебную защиту находящегося в их собственности имущества, не усматривается и, соответственно, нет необходимости корректировать УПК в данной части. 

 

В ответе Министерства юстиции обращено внимание, что в законодательстве отсутствует определение понятия «имущество, приобретенное (нажитое) преступным путем». По этой причине невозможно однозначно трактовать данное понятие, в том числе в контексте вопроса о том, возникло ли у осужденного или иного лица право собственности на такое имущество. До определения в законодательстве указанного понятия вести речь о наличии пробела в уголовно-процессуальном законодательстве в части защиты прав иных лиц, помимо участников уголовного процесса, не представляется возможным.

 

По мнению Республиканской коллегии адвокатов, в уголовно-процессуальном законе имеется пробел правового регулирования реализации права граждан, не являющихся участниками уголовного процесса, на обжалование приговоров в части, затрагивающей их права и законные интересы в связи с применением специальной конфискации в отношении находящегося в их собственности имущества. Лицо, которому принадлежит право собственности на данное имущество, в силу действующего законодательства – УПК и ГПК – не может реализовать свое конституционное право на его защиту, поскольку: а) не является участником уголовного процесса, где устанавливается факт приобретения его имущества иным лицом преступным путем; б) обращение в суд в порядке гражданского судопроизводства не имеет перспективы, так как по правилам преюдициального характера (статья 182 ГПК) приговор, в котором применена специальная конфискация, является обязательным для суда при разрешении спора. Мотивом отказа в иске об освобождении имущества от ареста и конфискации служит установленный приговором факт приобретения имущества преступным путем. Данный вывод является существенным препятствием для установления истины по гражданскому делу.

 

Научно-практический центр проблем укрепления законности и правопорядка Генеральной прокуратуры полагает, что закрытый перечень лиц, имеющих право обратиться с жалобой на не вступившие (статья 370 УПК), а также вступившие в законную силу приговор, определение, постановление (статья 408 УПК), направлен на обеспечение стабильности судебных постановлений и недопущение неограниченной возможности их пересмотра, дополнительно гарантирует завершение уголовного процесса в разумный срок и исключает ситуацию правовой неопределенности в сфере уголовно-процессуальной деятельности по отправлению правосудия. Судебная защита лиц, не являющихся участниками уголовного процесса и не обладающих правом обжалования приговоров, при этом полагающих, что их права и законные интересы нарушены применением специальной конфискации, может быть обеспечена в порядке гражданского судопроизводства, поскольку судебное постановление по уголовному делу в части разрешения вопроса об обстоятельствах, подтверждающих, что имущество приобретено преступным путем или является доходом, полученным от использования этого имущества, не обладает преюдициальным значением (пункт 5 части 1 статьи 89 УПК). 

 

Кафедрой уголовного процесса и прокурорского надзора юридического факультета Белорусского государственного университета сделан вывод о том, что конструкция норм УПК, предусматривающих закрытый перечень лиц, имеющих право обратиться с жалобой на не вступившие (статья 370 УПК), а также вступившие в законную силу приговор, определение, постановление (статья 408 УПК), исходя из необходимости обеспечения стабильности судебных постановлений и реализации принципа правовой определенности, направлена на недопущение неограниченной возможности их пересмотра, в том числе посредством расширения круга субъектов, наделенных правом подачи жалоб. Действующее законодательство устанавливает надлежащий механизм, позволяющий гражданам обратиться в суд в порядке гражданского судопроизводства за защитой прав и охраняемых законом интересов в случае наличия спора о принадлежности имущества, подлежащего конфискации по приговору суда. Таким образом, в уголовно-процессуальном законе не имеется пробела правового регулирования реализации права граждан, не являющихся участниками уголовного процесса, на обжалование приговоров в части, затрагивающей их права и законные интересы в связи с применением специальной конфискации в отношении находящегося в их собственности имущества, в связи с чем внесение изменений и дополнений в закон в данной части не требуется.

 

Позиция кафедры уголовного права юридического факультета Белорусского государственного университета сводится к тому, что имеется несогласованность между нормами гражданского, уголовного и уголовно-процессуального закона, регламентирующими специальную конфискацию, что не способствует формированию единообразной судебной практики. Данные вопросы должны стать предметом анализа Конституционного Суда, направленного на реализацию конституционного положения о неприкосновенности собственности и международных обязательств Республики Беларусь в части специальной конфискации.

 

3. Конституцией установлено, что ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц (часть первая статьи 23); принудительное отчуждение имущества допускается согласно постановлению суда (часть пятая статьи 44).

 

Закрепленное в части первой статьи 60 Конституции положение о гарантировании каждому судебной защиты его прав и свобод является одним из важнейших принципов демократического правового государства.

 

Приведенные конституционные положения подтверждают приверженность Республики Беларусь общепризнанным принципам международного права в области отправления правосудия.

 

В соответствии со статьей 8 Всеобщей декларации прав человека 1948 года каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случае нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

 

Международным пактом о гражданских и политических правах 1966 года предусмотрено, что все лица равны перед судами и трибуналами; каждый имеет право при рассмотрении уголовного обвинения, предъявляемого ему, или при определении его прав и обязанностей в каком-либо гражданском процессе на справедливое и публичное разбирательство дела компетентным, независимым и беспристрастным судом (пункт 1 статьи 14); каждое государство, участвующее в данном Пакте, обязуется развивать возможности судебной защиты (статья 2). Согласно Замечаниям общего порядка № 32 (2007) Комитета по правам человека Организации Объединенных Наций по статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах право на равенство перед судами и трибуналами и на справедливое судебное разбирательство является важнейшим элементом защиты прав человека и служит одним из процессуальных средств обеспечения верховенства закона (пункт 2).

 

Исходя из конституционного принципа верховенства права и принципа пропорциональности, вмешательство государства в отношения собственности не должно быть произвольным и нарушать равновесие между интересами общества и необходимыми условиями защиты основных прав личности, что предполагает разумную соразмерность используемых средств и преследуемой цели, чтобы обеспечивался баланс конституционно защищаемых интересов и лицо не подвергалось чрезмерному обременению; при этом ограничения права собственности, исходя из взаимосвязанных положений части первой статьи 23 и части пятой статьи 44 Конституции, допускаются только в случаях, предусмотренных законом, если они необходимы для защиты иных конституционно значимых ценностей, в том числе прав и законных интересов других лиц, отвечают требованиям справедливости, разумности и соразмерности (пропорциональности).

 

Анализ законодательства Республики Беларусь свидетельствует, что конфискация имущества является комплексным межотраслевым правовым институтом, имеющим в том числе гражданско-правовую (статья 244 ГК), уголовно-правовую (статья 61 УК) и уголовно-процессуальную (статья 98 УПК) природу.

 

Согласно Конвенции Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года (далее – Конвенция против транснациональной организованной преступности) «конфискация» означает окончательное лишение имущества по постановлению суда или другого компетентного органа (пункт «g» статьи 2).

 

Статьей 244 ГК установлено, что в случаях, предусмотренных законодательными актами, имущество может быть безвозмездно изъято у собственника в виде санкции за совершение преступления или иного правонарушения (конфискация).

 

Данной норме корреспондируют положения части 2 статьи 48, частей 1–5 статьи 61 УК, закрепляющие конфискацию имущества в виде дополнительного наказания за совершение преступления.

 

Наряду с этим УК предусматривает специальную конфискацию (часть 6 статьи 61).

 

В отличие от общей конфискации специальная конфискация не относится к виду наказания по смыслу статьи 48 УК и представляет собой меру уголовно-правового характера, выражающуюся в принудительном безвозмездном изъятии в собственность государства имущества (находящегося как у осужденного, так и у других лиц), определенным образом связанного с совершением преступления.

 

Специальная конфискация обладает некоторыми признаками наказания: назначается по приговору суда к лицу, осужденному за преступление; применяется к орудиям и средствам совершения преступления, принадлежащим осужденному; содержит в себе карательный элемент, поскольку ограничивает осужденного в имущественных правах, лишая его права собственности на указанные предметы; преследует такие цели уголовной ответственности, как предупреждение совершения новых преступлений как осужденным, так и другими лицами (часть 2 статьи 44 УК), способствует восстановлению социальной справедливости (часть 3 статьи 44 УК), а также наряду с указанным служит мерой обеспечения общественной безопасности, когда она обращается на вещи, изъятые из оборота, либо на транспортное средство, которым управляло лицо, совершившее преступление, предусмотренное статьей 3171 УК.

 

В случае, если у осужденного лица изымается имущество, приобретенное преступным путем, а также доход, полученный от использования этого имущества, специальная конфискация носит восстановительный (компенсационный) характер, поскольку создает необходимые условия для возмещения ущерба, причиненного государству, юридическим или физическим лицам.

 

Особенность специальной конфискации выражается и в том, что она распространяется не только на находящееся у обвиняемого имущество, приобретенное им преступным путем, но и переданное другому лицу, не причастному к совершению преступления, если это лицо не является добросовестным приобретателем (статья 283 ГК).

 

Уголовно-процессуальная природа специальной конфискации заключается в том, что предметы, подлежащие конфискации, одновременно выступают в качестве вещественных доказательств (статьи 96 и 98 УПК), призванных обеспечить надлежащее отправление правосудия.

 

Таким образом, уголовно-правовой и уголовно-процессуальный аспекты конфискации, регулируемые указанными нормами, в совокупности являются составными и взаимосвязанными частями общего механизма государственно-принудительного воздействия, имеют единую цель обеспечения законности и правопорядка, защиты личности, ее прав и свобод, интересов общества и государства.

 

Вместе с тем сравнительный анализ содержания части 6 статьи 61 УК и статей 96, 98 УПК свидетельствует о наличии правовой неопределенности, которая выражается в неоднозначном и противоречивом правовом регулировании специальной конфискации нормами различной отраслевой принадлежности, а также в отсутствии четкого определения на законодательном уровне самого понятия специальной конфискации.

 

4. Конституцией установлено, что Республика Беларусь обеспечивает законность и правопорядок (часть третья статьи 1), признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства (часть первая статьи 8).

 

Республика Беларусь активно участвует в международном сотрудничестве в сфере противодействия преступности и коррупции, осуществляя надлежащую имплементацию норм международного права в национальное законодательство и добросовестно выполняя взятые на себя обязательства.

 

В то же время некоторые положения международных договоров Республики Беларусь нуждаются в дальнейшей реализации.

 

Так, в соответствии со статьей 12 «Конфискация и арест» Конвенции против транснациональной организованной преступности государства-участники принимают, в максимальной степени, возможной в рамках их внутренних правовых систем, такие меры, какие могут потребоваться для обеспечения возможности конфискации: a) доходов от преступлений, охватываемых этой Конвенцией, или имущества, стоимость которого соответствует стоимости таких доходов; b) имущества, оборудования или других средств, использовавшихся или предназначавшихся для использования при совершении преступлений, охватываемых данной Конвенцией (пункт 1); если доходы от преступлений были превращены или преобразованы, частично или полностью, в другое имущество, то меры, указанные в этой статье, применяются в отношении такого имущества (пункт 3); если доходы от преступлений были приобщены к имуществу, приобретенному из законных источников, то конфискации, без ущерба для любых полномочий, касающихся наложения ареста или выемки, подлежит та часть имущества, которая соответствует оцененной стоимости приобщенных доходов от преступлений (пункт 4); к прибыли или другим выгодам, которые получены от доходов от преступлений, от имущества, в которое были превращены или преобразованы доходы от преступлений, или от имущества, к которому были приобщены доходы от преступлений, также применяются меры, указанные в данной статье, таким же образом и в той же степени, как и в отношении доходов от преступлений (пункт 5).

 

Конвенция против транснациональной организованной преступности и иные международные конвенции, участницей которых является Республика Беларусь (в сфере борьбы с терроризмом, захватом заложников, торговлей людьми, незаконным оборотом наркотиков, коррупцией и др.), обязывают государства-участники не только изымать имущество и доходы, полученные в результате совершения указанных конвенционных преступлений, либо стоимость эквивалента имущества, подлежащего специальной конфискации, но и в ряде случаев лишать права собственности на приобретенное на законных основаниях имущество, если оно используется или предназначается для финансирования таких преступлений.

 

Кроме того, международно-правовые акты содержат нормы, согласно которым предусматриваемые в них меры, в том числе в отношении конфискации имущества, определяются и осуществляются в соответствии с положениями внутреннего законодательства государства-участника и при условии их соблюдения (пункт 9 статьи 12 Конвенции против транснациональной организованной преступности).

 

Таким образом, исходя из необходимости добросовестного исполнения Республикой Беларусь обязательств, вытекающих из международно-правовых актов, с целью пресечения и предупреждения таких особо опасных преступных проявлений, как террористическая и экстремистская деятельность, организованная преступность, и некоторых других преступных проявлений, а также устранения в национальном законодательстве пробела, имеющего конституционно-правовое значение, в УК следует предусмотреть специальную конфискацию имущества, предназначенного для использования в указанных целях независимо от того, находится оно в собственности подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, либо в собственности других лиц.

 

5. Конституцией установлено, что государство гарантирует каждому право собственности и содействует ее приобретению; собственность, приобретенная законным способом, защищается государством (части первая и третья статьи 44); государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть первая статьи 59 Конституции).

 

В отношении конфискации имущества как меры юридической ответственности на международном уровне выработан ряд правовых стандартов, направленных на обеспечение надлежащей процедуры при ограничении права на владение имуществом.

 

Так, согласно подходам, закрепленным в Международной конвенции Организации Объединенных Наций о борьбе с финансированием терроризма от 9 декабря 1999 года, надлежащие меры для конфискации средств предусматриваются в отношении тех из них, которые использовались или были выделены для целей совершения преступлений, и поступлений, полученных в результате таких преступлений, при условии соблюдения прав добросовестных третьих лиц (статья 8).

 

В соответствии с Конвенцией против транснациональной организованной преступности, если доходы от преступлений были приобщены к имуществу, приобретенному из законных источников, то конфискации подлежит та часть имущества, которая соответствует оцененной стоимости приобщенных доходов от преступлений; государства-участники могут рассмотреть возможность установления требования о том, чтобы лицо, совершившее преступление, доказало законное происхождение предполагаемых доходов от преступления или другого имущества, подлежащего конфискации; положения данной статьи не толкуются как наносящие ущерб правам добросовестных третьих сторон (статья 12); при этом в отношении распоряжения конфискованными доходами от преступлений или имуществом предусматривается возможность возвращения конфискованных доходов от преступлений или имущества запрашивающему государству-участнику, с тем чтобы оно могло предоставить компенсацию потерпевшим от преступления или возвратить такие доходы от преступлений или имущество их законным собственникам (статья 14).

 

Аналогичные подходы предусмотрены в Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции от 31 октября 2003 года, включая толкование положений о конфискации, исключающее нанесение ущерба правам добросовестных третьих сторон (статьи 31 и 55).

 

Поскольку специальная конфискация может быть применена в отношении не только имущества, полученного в результате совершения преступления, но и приобретенного законным способом, то обращение конфискуемого имущества в собственность государства связано с такой мерой гражданско-правового характера, как возвращение имущества законному владельцу.

 

Согласно статье 283 ГК, если имущество возмездно приобретено у лица, которое не имело права его отчуждать, о чем приобретатель не знал и не мог знать (добросовестный приобретатель), то собственник вправе истребовать это имущество от приобретателя в случае, когда имущество утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, либо похищено у того или другого, либо выбыло из их владения иным путем помимо их воли (пункт 1); если имущество приобретено безвозмездно от лица, которое не имело права его отчуждать, собственник вправе истребовать имущество во всех случаях (пункт 2); деньги, а также ценные бумаги на предъявителя не могут быть истребованы от добросовестного приобретателя (пункт 3).

 

Следовательно, при принятии решения о применении специальной конфискации важное значение имеет выяснение обстоятельства, является ли приобретатель подлежащего конфискации имущества  добросовестным, то есть знал ли и мог ли он знать о преступном происхождении приобретаемого имущества. Данное обстоятельство предполагает обязанность приобретателя имущества выяснять вопрос о его происхождении. Отсутствие законодательного регулирования, обеспечивающего защиту прав и законных интересов добросовестных приобретателей в уголовном процессе, свидетельствует о наличии правового пробела в законодательстве Республики Беларусь.

 

С учетом приведенных положений Конституции и международно-правовых актов Конституционный Суд полагает, что для устранения указанного правового пробела при определении в УК специальной конфискации как меры принудительного безвозмездного изъятия в собственность государства имущества, определенным образом связанного с совершением преступления, законодателю следует предусмотреть нормы, направленные на обеспечение прав и законных интересов добросовестных приобретателей.

 

6. В соответствии с Конституцией каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом (часть первая статьи 60). Данное конституционное право граждан предполагает в том числе право на обжалование решений, приговоров и других судебных постановлений.

 

Вместе с тем действующее законодательство, по мнению Конституционного Суда, не обеспечивает в должной мере осуществление и защиту прав, свобод и законных интересов, предусмотренных Конституцией, поскольку лица, полагающие, что их права и законные интересы нарушены признанием имущества приобретенным преступным путем и его конфискацией, правом на судебную защиту в рамках уголовного судопроизводства не наделены, так как в соответствии со статьями 370 и 408 УПК не имеют права на апелляционное обжалование приговора, а равно на обжалование приговора в порядке надзора.

 

Обращение в суд с иском об освобождении имущества от ареста (исключении из описи) также не обеспечивает такую защиту, поскольку в гражданском судопроизводстве разрешается спор лишь о принадлежности имущества, подлежащего конфискации, но не устанавливается факт его приобретения на средства, добытые преступным путем.

 

Конституционный Суд констатирует, что конфискация имущества в связи с признанием его добытым преступным путем носит принудительный характер и затрагивает правомочия по владению, пользованию и распоряжению имуществом, поэтому, исходя из конституционного принципа неприкосновенности собственности, может применяться не иначе как по постановлению суда. При этом должны быть соблюдены конституционные гарантии судебной защиты прав лица, не являющегося участником уголовного процесса, в том числе право на обжалование приговора суда в части, затрагивающей его права и законные интересы. В данном случае необходимо реально и эффективно, а не формально соблюсти его права, не допуская подмены частноправовых механизмов разрешения споров о собственности уголовно-процессуальными средствами, направленными на достижение публично-правовых целей уголовного судопроизводства.

 

Исходя из конституционного принципа верховенства права, а также неприкосновенности собственности, необходимости соблюдения баланса частных и публичных интересов, конфискация имущества в связи с признанием его имуществом, добытым преступным путем, в рамках производства по уголовному делу должна осуществляться при предоставлении лицам, не являющимся участниками уголовного процесса, процессуальных гарантий, обеспечивающих восстановление нарушенных прав посредством правосудия, отвечающего требованиям справедливости и равенства.

 

Для защиты гарантированного Конституцией права собственности гражданин должен располагать эффективными средствами правовой защиты, чтобы воздействие на его имущественные права не было произвольным или непредсказуемым. В свою очередь, Конституция и международно-правовые акты о защите прав человека в области отправления правосудия обязывают государство обеспечить эффективную защиту, включая судебную, права собственности лицам, чье имущество подлежит конфискации.

 

Учитывая, что доказывание факта признания имущества добытым преступным путем возможно исключительно в уголовном процессе, у лица, не являющегося участником уголовного процесса, должна быть гарантированная УПК возможность обжалования приговора в части, затрагивающей его права и законные интересы, чтобы суд вышестоящей инстанции проверил законность и обоснованность ограничения прав собственника и решил вопрос о наличии оснований для отмены конфискации и возвращения ему имущества.

 

Отсутствие в законодательстве Республики Беларусь у других лиц, чьи права и законные интересы затрагиваются приговором суда, в отличие от лиц, определенных статьями 370 и 408 УПК, права на обжалование такого приговора ограничивает их право на судебную защиту, не гарантирует справедливость судебного решения, в связи с чем не соблюдается баланс публично-правовых и частноправовых интересов, что свидетельствует о пробеле законодательного регулирования, имеющего конституционно-правовое значение.

 

7. Согласно Конституции обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства; государство гарантирует права и свободы граждан Беларуси, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства (части первая и третья статьи 21).

 

В Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права; государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства; государственные органы, должностные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности (части первая и вторая статьи 7, часть вторая статьи 59 Конституции).

 

С учетом изложенного Конституционный Суд пришел к выводу о наличии в нормах УК и УПК правовой неопределенности, которая выражается в неоднозначном и противоречивом правовом регулировании специальной конфискации нормами различной отраслевой принадлежности и в отсутствии четкого определения на законодательном уровне понятия специальной конфискации.

 

Наряду с этим имеется правовой пробел, обусловленный необходимостью имплементации положений международно-правовых актов о конфискации не только имущества и доходов, полученных в результате совершения конвенционных преступлений (терроризм, организованная преступность, торговля людьми, незаконный оборот наркотиков и др.), но и законно приобретенного имущества, используемого для финансирования указанных видов преступной деятельности. 

 

Кроме того, существует пробел правового регулирования, касающийся реализации требований международно-правовых актов, участницей которых является Республика Беларусь, в части обеспечения прав и законных интересов добросовестных приобретателей имущества, в отношении которого принято решение о специальной конфискации в связи с признанием его добытым преступным путем.

 

Конституционный Суд также считает, что содержание норм статей  370 и 408 УПК, регулирующих апелляционный порядок обжалования приговора, а также обжалование приговора в порядке надзора, не предусматривающих надлежащий правовой механизм порядка обжалования приговоров лицами, не являющимися участниками уголовного процесса, имущество которых подлежит специальной конфискации в связи с признанием его добытым преступным путем, в части, затрагивающей их права и законные интересы, свидетельствует о пробеле в законодательстве, который имеет конституционно-правовой характер. 

 

Таким образом, в целях обеспечения конституционного принципа верховенства права, защиты государством собственности, приобретенной законным способом, реализации конституционного права каждого на судебную защиту Конституционный Суд полагает необходимым исключить правовую неопределенность и устранить имеющиеся пробелы правового регулирования путем внесения законодателем соответствующих изменений и дополнений в нормы УК и УПК.

 

На основании изложенного, руководствуясь частями первой и седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзацем восьмым части третьей статьи 22 и статьей 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, частью второй статьи 74, статьями 75, 77, 80, 84, частью семнадцатой статьи 85 и статьей 160 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь

 

РЕШИЛ:

 

1. В целях обеспечения конституционного принципа верховенства права, защиты государством собственности, приобретенной законным способом, реализации конституционного права каждого на судебную защиту признать необходимым:

 

исключение правовой неопределенности и устранение пробела в Уголовном кодексе Республики Беларусь при законодательном определении специальной конфискации имущества исходя из ее особой правовой природы и положений международно-правовых актов;

 

исключение правовой неопределенности и устранение пробела в Уголовно-процессуальном кодексе Республики Беларусь путем установления законодательного механизма судебной защиты прав и законных интересов добросовестных приобретателей, не являющихся участниками уголовного процесса, в отношении имущества, подлежащего специальной конфискации в связи с признанием его добытым преступным путем.

 

2. Предложить Совету Министров Республики Беларусь подготовить соответствующий проект закона о внесении изменений и дополнений в  Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь и внести его в установленном порядке в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь.

 

3. Решение вступает в силу со дня принятия.

 

4. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.

 

 

Председательствующий –

Председатель Конституционного Суда

Республики Беларусь                                                                                                  П.П.Миклашевич

Версия для печати