EngРусБел
Интернет-конференция 21.03.2012
 
Татьяна Салодкая, Гродно:
Расскажите о результатах работы Конституционного Суда за прошлый год.
 
Петр Миклашевич:
За прошедший год Конституционный Суд в порядке обязательного предварительного контроля проверил конституционность 109 законов Республики Беларусь. Все они признаны соответствующими Конституции. В своих решениях Конституционный Суд сформулировал 30 правовых позиций с изложением выявленного конституционно-правового смысла отдельных норм данных законов. Правовые позиции адресованы законодателю и правоприменителям для обеспечения конституционности в нормотворчестве и при применении законов на практике.

Конституционный Суд принял 5 решений, направленных на устранение конституционно-правовых пробелов и коллизий в законодательстве. Устранение указанных недостатков правового регулирования на основании решений Конституционного Суда обеспечит конституционные принципы верховенства права, равенства всех перед законом, реализацию ряда конституционных норм.

В 2011 году Конституционным Судом рассмотрено 837 устных и письменных обращений граждан и организаций.

 
Дещиц Ирина, Минск:
Какие вопросы будут актуальными для Конституционного Суда в текущем году?
 
Петр Миклашевич:
Конституционный Суд будет продолжать выполнять свою основную функцию обеспечения верховенства Конституции и ее непосредственного действия, утверждения конституционности в нормотворчестве и правоприменении.

Все принятые парламентом законы будут проверены на соответствие принципам и нормам Конституции. Все поступившие обращения от граждан и юридических лиц будут рассмотрены в пределах компетенции.
 
Кашталанов, Полоцк:
Имеется ли в Конституции базис для развития и поддержки научно-технического прогресса в РБ? В частности, как ставится Конституция к клонированию. Как известно, в ряде западных стран уже запрещено проводить клонирование на законодательном уровне. Может ли в Беларуси сложиться ситуация так, что определенные научные разработки станут под угрозой запрета на основании Конституции?
 
Петр Миклашевич:
Статьей 51 Конституции гарантируется свобода научного и технического творчества. Вместе с тем статьей 23 Конституции допускаются ограничения прав и свобод личности в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц.

Проверяя в порядке обязательного контроля конституционность Закона «О вспомогательных репродуктивных технологиях», Конституционный Суд в своем решении от 28 декабря 2011 г. № Р-673/2011 отметил, что устанавливаемые законодателем ограничения в применении вспомогательных репродуктивных технологий направлены на охрану здоровья, защиту материнства, отцовства и согласуются с указанной статьей Конституции.

Эти ограничения оправданны, являются соразмерными и необходимыми для защиты такой конституционной ценности, как здоровье человека, а также материнства и отцовства. Они имеют не только личный, но и общественный интерес, что предполагает разумный баланс интересов человека и общества. По мнению Конституционного Суда, реализация репродуктивных прав, являющихся разновидностью личных прав человека, должна сопровождаться охраной репродуктивного здоровья и гарантироваться государством.
 
Геннадий Ж., Пинск:
На встрече с главой государства в начале этого года Вы говорили о возможном возвращении в ближайшее время к вопросу создания института уполномоченного по правам человека. Можно ли уже говорить о каких-то конкретных шагах в этом направлении?
 
Петр Миклашевич:
Правовое государство в целях обеспечения защиты прав и свобод должно иметь систему правовых институтов. К их числу относят и институт уполномоченного по правам человека (омбудсмена).

Конституционный Суд поддерживает идею введения уполномоченного по правам человека в Республике Беларусь.

Главная задача деятельности омбудсмена – охрана прав и свобод граждан, предложение мер по их беспрепятственной реализации и прекращению нарушений. Он действует наряду с иными формами контроля и надзора, дополняя существующие в государстве средства защиты прав и свобод человека.

В случае введения в Республике Беларусь омбудсмена и предоставления ему права обращаться в Конституционный Суд с запросами о проверке конституционности нормативных правовых актов будет расширен доступ граждан к конституционному правосудию.
 
Ольга Савельевна:
В законодательстве Республики Беларусь не предусмотрено право граждан на подачу индивидуальной конституционной жалобы. В каких иных формах граждане могут иметь доступ к конституционному правосудию?
 
Петр Миклашевич:
Действительно, такого права граждане Республики Беларусь не имеют. В то же время граждане и организации осуществляют право на косвенный доступ к конституционному правосудию, на основании которого обращаются с инициативой о проверке конституционности акта в государственные органы или к должностному лицу, правомочным направить предложение в Конституционный Суд. К ним относятся Президент, палаты Парламента, Верховный и Высший Хозяйственный суды и Правительство.

Так, в 2011 году в уполномоченные органы поступило около 60 обращений граждан и организаций с предложением о проверке конституционности нормативных правовых актов.

 
Игорь Л.:
В 2011 году принят новый Закон Республики Беларусь «Об обращениях граждан и юридических лиц». Повлек ли данный закон какие-либо изменения в порядке рассмотрения обращений граждан в Конституционном Суде?
 
Петр Миклашевич:
Обращения уполномоченных государственных органов и должностных лиц с предложениями о проверке конституционности нормативных правовых актов подлежат рассмотрению в соответствии с законодательством о конституционном судопроизводстве. Закон «Об обращениях граждан и юридических лиц» не повлек каких-либо изменений в порядке работы с такими обращениями.

Что касается обращений граждан и юридических лиц, направляемых в Конституционный Суд, то мы в полной мере будем реализовывать все предусмотренные в нем новые положения.

Выявляя в ходе изучения поступивших обращений правовые пробелы и противоречия в законодательстве, Конституционный Суд в пределах своей компетенции принимает все меры для обеспечения более полной и эффективной реализации конституционных прав и законных интересов граждан и организаций.
 
Алюс Намай, Вильнюс, Литва:
Здравствуйте, г-н председатель. Расскажите, пожалуйста, про опыт контроля за картами поляка. Насколько я знаю, вы приняли решение в прошлом году по поводу карты поляка. Делитесь ли вы опытом с зарубежными коллегами? У нас в Литве есть ряд парламентариев, имеющих карту поляка, но Конституционный суд Литвы не принимает решение по этому поводу. Как ваше решение повлияло на национальные законы Беларуси?
 
Петр Миклашевич:
В 2008 году на законодательном уровне Конституционному Суду были предоставлены полномочия излагать позицию о документах, принимаемых иностранными государствами и международными организациями, которые затрагивают интересы Республики Беларусь, в отношении соответствия этих документов общепризнанным принципам и нормам международного права.

По обращению Парламента Конституционный Суд 7 апреля 2011 года рассмотрел Закон Республики Польша «О Карте поляка» и признал, что отдельные положения Закона не соответствуют общепризнанным принципам и нормам международного права. На основании решения были внесены изменения в Закон «О государственной службе в Республике Беларусь», согласно которым государственный служащий не вправе получать от иностранных государств документы, которые предоставляют права на льготы и преимущества, в том числе в связи с национальной принадлежностью. Также в статье 7 Закона «Об общественных объединениях» был установлен запрет на деятельность объединений, которые содействуют предоставлению иностранными государствами гражданам Республики Беларусь таких льгот и преимуществ.
 
Игорь Завгородний, Молодечно:
С какими вопросами чаще всего обращаются граждане страны в КС?
 
Петр Миклашевич:
В 2011 году в Конституционный Суд поступило 837 обращений граждан и юридических лиц. Большая часть поступающих обращений (около 85%) связана с правоприменительной практикой судов и иных государственных органов в области жилищного, трудового, социального, гражданского, административного, уголовного законодательства.

Конституционным Судом принят ряд решений на основании обращений граждан и организаций, в которых ставятся вопросы о конституционно-правовых пробелах в нормативных правовых актах, о необходимости внесения в акты законодательства изменений и дополнений.
 
Андрей Бондарь, Минск:
Какую позицию занимает Конституционный Суд в работе международных организаций и насколько активно участвует в их работе?
 
Петр Миклашевич:
В прошлом году Конституционный Суд вступил во Всемирную конференцию по конституционному правосудию, Устав которой был принят в мае 2011 года. Конституционный Суд Республики Беларусь – один из учредителей с 1997 года Конференции органов конституционного контроля стран новой демократии, участниками которой являются конституционные суды стран СНГ. С сентября 1994 года Конституционный Суд является ассоциированным членом Конференции европейских конституционных судов.

В рамках указанных международных организаций происходит обмен опытом в сфере конституционного правосудия, проводятся конференции и семинары, в которых мы принимаем самое активное участие, постоянно обмениваемся нашими официальными изданиями, решениями, другими материалами.

 
Жанна Агурова, Минск:
Применяет ли в своей деятельности Конституционный суд Конвенцию СНГ об основных правах и свобода человека? Почему так много уделяют внимания Европейской конвенции о правах человека, если есть международный документ, более отвечающий потребностям граждан Союзного государства и ЕврАзЭС?
 
Петр Миклашевич:
Принимая решения, Конституционный Суд исходит прежде всего из норм Конституции. При этом Суд анализирует международно-правовые акты, принятые в сфере прав и свобод человека, в первую очередь на уровне ООН, такие как Всеобщая декларация прав человека, пакты 1966 года, Конвенция о правах ребенка и другие, а также учитывает положения Конвенции Совета Европы о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Конвенции СНГ о правах и основных свободах человека 1995 года, других международных договоров. Например, в решении, принятом 16 февраля этого года по вопросу правового регулирования освобождения от уголовного наказания или замены наказания более мягким по заболеванию, Конституционный Суд учитывал положения ряда международно-правовых актов, включая европейскую Конвенцию и Конвенцию СНГ.
 
Матвей Гузов:
Как Вы считаете, имеется ли смысл Беларуси входить в Совет Европы, потому что это позволит подавать жалобы против республики? Или все же этот разрекламированный Страсбургский Суд не так уж и эффективен, как про него пишут? Ведь даже Россия и то уже начинает разочаровываться в сделанном больше 10 лет назад решении. Может ли Конституционный Суд РБ стать реальной альтернативой Страсбургскому суду, и что для этого нужно сделать?
 
Петр Миклашевич:
Европейский суд по правам человека (Страсбургский суд) был создан в соответствии с принятой в рамках Совета Европы Конвенцией о защите прав человека и основных свобод и действует уже более полувека. Это наднациональный орган, и его основная цель – обеспечить действие положений Конвенции.

В отличие от органов международного правосудия, конституционные суды в государствах призваны обеспечивать конституционность национального законодательства. Следует отметить, что положения Конституции Республики Беларусь основываются на международных стандартах прав и свобод человека. Конституционный Суд учитывает их при вынесении решений, а также в ряде случаев и доктринальные подходы Европейского суда по правам человека.
 
Александр Бобрик, Пинск:
Разделяете ли вы мнение председателя ЦИК Беларуси Лидии Ермошиной о том, что при отсутствии пропорциональной избирательной системы партии не развиваются? Созрело ли белорусское общество для реформирования избирательной системы? Эффективна ли мажоритарная система?

Сергей, Минск: Не сдерживает ли сегодня отсутствие в Беларуси пропорциональной системы выборов развитие гражданского общества, партий, объединений?
 
Петр Миклашевич:
В соответствии с Конституцией главный источник государственной власти и носитель суверенитета Беларуси - народ, который осуществляет власть непосредственно и через соответствующие представительные и иные органы. В Конституции также закреплено, что демократия в Беларуси осуществляется на многообразии политических институтов, идеологий и мнений. Исходя из этих положений у нас формируется государственная власть и развивается демократия. Естественно, с развитием демократии возникает необходимость совершенствования форм участия народа в осуществлении власти в государстве. Заявление председателя ЦИК Лидии Михайловны Ермошиной о том, что надо совершенствовать избирательную систему, основывается на конституционных положениях, о которых я сказал.
 
Виктор Беззубов:
Петр Петрович, как вы думаете, сколько жителей Беларуси читали Конституцию?
 
Петр Миклашевич:
Важно не чтение Конституции, а ее исполнение. На основании Конституции - Основного закона нашей страны - живет наше государство, общество и граждане. В ней закреплены основные права и свободы гражданина и человека, на ее основании сформированы и функционируют органы власти. Подчеркну еще раз, что важно отслеживать не то, сколько граждан ее прочитали, а сколько граждан исполняют конституционные положения, реализуют свои конституционные права и свободы.

Добавлю также, что в школах есть предмет "Обществоведение", в рамках которого как раз изучаются и вопросы государственного устройства, наш Основной закон. Другой вопрос - на каком качественном уровне это осуществляется. Это вопрос уже Министерства образования, учебных заведений. Нужно, чтобы наши граждане, когда вступают в самостоятельную жизнь, знали, что у нас есть Основной закон, по которому надо жить. И сегодня есть даже такая хорошая традиция, когда в День Конституции молодым гражданам вручать паспорта.
 
Ирина, Минск:
Закон о вспомогательных репродуктивных технологиях и гарантиях прав граждан при их применении запрещает проводить экстракорпоральное оплодотворение женщинам старше 45 лет. Не является ли это нарушением права женщины на материнство?
 
Петр Миклашевич:
Конституция, наряду с предоставлением прав и свобод, предусматривает также возможность ограничения прав и свобод гражданина и человека. В частности, ст.23 предусматривает, что в интересах национальной безопасности, общественного порядка, охраны нравственности и здоровья, защиты прав других граждан допустимы определенные ограничения на уровне закона. В прошлом году был принят соответствующий закон, в котором предусмотрено такое ограничение в интересах здоровья и защиты материнства и отцовства. В порядке предварительного конституционного контроля мы этот закон рассматривали и сформулировали соответствующую правовую позицию, в которой признали, что такое ограничение допустимо, оно не противоречит конституционным положениям.
 
Дмитрий, Минск:
Сейчас в международных отношениях давление оказывается, в том числе, через экономические и политические санкции. Насколько это соответствует общепринятым нормам международного права?

Татьяна Петровна, Калинковичи: В международных отношениях право все чаще становится инструментом давления и санкций, используется не для налаживания диалога, а, напротив, для обострения ситуации. Зачастую к этому приводит и разная трактовка правовых норм конвенций, соглашений и договоров. Понятно, что экономисты и политики будут трактовать их в свою пользу, но юристы должны следовать букве закона? Каким может быть решение этой проблемы?
 
Петр Миклашевич:
Конституцией закреплен приоритет принципов международного права, и все законодательство нашей страны приводится в соответствие с принципами международного права. Недавний анализ показал, что в Европе мы относимся к тому числу государств, где этот принцип закреплен на конституционном уровне. Конечно, я представляю не международный суд, а конституционный, и наша задача - чтобы законодательство соответствовало Конституции и основным принципам международного права. Исходя из этого мы как раз осуществляем свою деятельность.

Что касается различных санкций, то на международном уровне действует ООН, соответствующие органы, которые принимают необходимые меры, чтобы возникающие споры и конфликты перевести в правовое русло и найти приемлемое решение.

 
Виктория, Брест:
Какова позиция Конституционного суда по поводу смертной казни?
 
Петр Миклашевич:
Свою официальную позицию по смертной казни Конституционный суд высказал в своем решении в 2004 году. Суд сформировал две правовые позиции. Во-первых, в соответствии со ст.24 Конституции у нас предусмотрено, что смертная казнь как исключительная мера наказания может применяться вплоть до ее отмены. То есть, закреплен временный характер ее применения. Это конституционное положение не было закреплено в соответствующих нормах Уголовного кодекса, на что обратил внимание Конституционный суд в своем решении. И в этой части как раз решение было исполнено: положения УК были приведены в соответствие с Конституцией.

Что же касается другой правовой позиции, то Конституционный суд отметил, что Президент Беларуси, парламент, при наличии необходимых условий, могут принять решение о введении моратория или отмене смертной казни, поскольку конституционные положения позволяют сделать это.
 
Елена Шляхтенко, Заславль:
При нынешнем порядке направления обращений и их рассмотрения способен ли Конституционный суд оперативно вмешаться в ситуацию, реагировать на злободневные проблемы жизни государства и общества? Есть ли перспектива, что гражданин сможет самостоятельно обращаться в Конституционный суд?
 
Петр Миклашевич:
Что касается возможности непосредственного обращения граждан в Конституционный суд, то в Беларуси граждане не обладают таким правом, равно как и ставить вопросы о проверке конституционности тех или иных нормативно-правовых актов. В ряде государств Европы и на постсоветском пространстве граждане имеют такую возможность.

Вместе с тем существует косвенная возможность доступа, когда гражданин через уполномоченных субъектов вправе обратиться в Конституционный суд. Такой механизм определен у нас, и граждане обращаются к соответствующим уполномоченным субъектам, для того чтобы они инициировали рассмотрение того или иного вопроса непосредственно в Конституционном суде.

По своей юридической природе Конституционный суд является пассивным органом. По собственной инициативе он не может принять к рассмотрению тот или иной вопрос и дать ему правовую оценку. Да, действительно, был определенный период становления Конституционного суда Беларуси с 1994 по 1996 год, когда Конституционный суд был наделен правом по собственной инициативе принимать к рассмотрению те или иные вопросы. В конечном итоге в 1996 году, когда вносились изменения и дополнения в Конституцию, это полномочие из компетенции Конституционного суда было исключено как не свойственное конституционному правосудию.

Что касается перспективы введения прямой конституционной жалобы в нашей стране, то мы не исключаем в среднесрочной перспективе такой возможности. Что касается оперативного реагирования на определенные происходящие в стране события, то мы можем высказать свою правовую позицию только тогда, когда в установленном порядке Конституционному суду поступит предложение от уполномоченных субъектов.

 
Валентина, Могилев:
Петр Петрович, как вы расцениваете создание Следственного комитета, приведет ли его образование к повышению объективности расследования, большей защите прав граждан? Каким вопросам должна уделять больше внимания Генпрокуратура, которая лишилась многих функций?
 
Петр Миклашевич:
В основе создания Следственного комитета лежит идея о том, чтобы все следственные органы представляли единый орган. Это позволит уйти от ведомственного влияния и обеспечить объективное оперативное расследование дел в целях защиты законных интересов, прав и свобод граждан.

С созданием Следственного комитета функции прокуратуры, закрепленные в ст.125 Конституции, не утратят свою значимость. Она по-прежнему осуществляет надзор за неукоснительным исполнением законов и иных нормативных правовых актов государства, за законностью расследования дел, поддерживает государственное обвинение в судах. Сократится лишь объем расследуемых дел.
 
Екатерина Владимировна Ступик, Минск:
По мнению Президента Александра Лукашенко, роль Конституционного суда необходимо повышать. Какие вы видите способы расширения влияния суда на жизнь государства и общества?
 
Петр Миклашевич:
Конституционный суд Республики Беларусь обладает девятью полномочиями. По европейским меркам, такой объем полномочий считается средним. Но подчеркну: важно, чтобы Конституционный суд не только на законодательном уровне был наделен определенными полномочиями, а чтобы эти полномочия реализовывались на практике.

Большую активность Конституционный суд может проявлять, если в установленном порядке будут поступать предложения от уполномоченных субъектов. В настоящее время мы фактически осуществляем предварительный контроль конституционности законов, то есть абстрактный контроль, без практического применения. В большинстве судов Европы и на постсоветском пространстве с введением конституционной жалобы конституционные суды осуществляют конкретный конституционный контроль - по поводу правоприменения положений тех или иных норм закона.

Одна из важнейших задач для Конституционного суда Беларуси состоит в том, чтобы перейти от абстрактного к конкретному контролю. То есть когда разрешается спор в суде или в другом государственном органе и возникает вопрос: не искажается ли суть конституционных положений, конституционной нормы, не применяется ли неконституционное положение того или иного нормативного правового акта, - здесь как раз должен высказать свою позицию Конституционный суд, поскольку КС - единственный орган в государстве, который может признать любой нормативный правовой акт не соответствующим Конституции при наличии достаточных оснований.

Подготовлен ряд предложений по выработке действенного механизма повышения эффективности конституционного правосудия в нашей стране. В настоящее время завершается подготовка законопроекта о конституционном судопроизводстве, в котором будут более конкретно и четко регламентированы правовые процедуры, связанные с конституционным правосудием. Идет доработка отдельных положений этого законопроекта. Разработчиками документа выступают Национальный центр законодательства и правовых исследований и Конституционный суд. В соответствии с планом законопроектной деятельности ожидается, что законопроект будет внесен на рассмотрение в парламент в этом году. Но поскольку предстоящая весенняя сессия парламента, которая откроется 2 апреля, будет завершающей для нынешнего созыва, то, скорее всего, законопроект будет рассматривать и принимать новый созыв парламента.

 
Василий Маховский:
Европейская комиссия за демократию через право (Венецианская комиссия) в середине марта обсудила закон "О массовых мероприятиях в Республике Беларусь" и признала его не соответствующим международным нормам. Конституционный суд проверял этот закон на соответствие Основному закону. Какое заключение вынес суд?
 
Петр Миклашевич:
С 2008 года Конституционный суд наделен полномочием проверять законы, принятые Палатой представителей и одобренные Советом Республики, до подписания их Президентом в порядке предварительного конституционного контроля. То есть все законы, принятые парламентом, до подписания их Президентом проверяются в Конституционном суде на соответствие их положений нормам и принципам Конституции. В том числе и закон "О массовых мероприятиях" проверялся в КС в порядке обязательного предварительного конституционного контроля.

В своем решении мы отметили, что этот закон соответствует Конституции, но вместе с тем высказали ряд правовых позиций, в которых обратили внимание законодателя на дальнейшее совершенствование отдельных положений этого закона, сформулировали правовые позиции, адресованные правоприменителям, чтобы не искажался конституционно-правовой смысл норм закона.

В оценке белорусского закона Венецианская комиссия использовала Международный пакт о гражданских и политических правах, Европейскую конвенцию о защите прав и основных свобод и практику Европейского суда по правам человека. То есть давалась оценка исходя из этих международных актов применительно к конкретным правовым нормам.

Мы, проверяя закон "О массовых мероприятиях", также анализировали положения нашей Конституции и названых международных актов. Следует отметить, что в этих международных актах предусмотрена возможность ограничения прав и свобод, в том числе и при проведении различных массовых мероприятий. Но всегда возникает вопрос, насколько допустимы эти пределы. По нашему мнению, ограничения, предусмотренные при проведении массовых мероприятий в Беларуси, допустимы, поскольку у нас соблюдены два важнейших условия: ограничение сделано на уровне закона и мотивировано тем, чтобы был обеспечен общественный порядок, национальная безопасность и, безусловно, не нарушались границы прав и свобод других граждан. Статья 23 Конституции Беларуси допускает возможность ограничения прав и свобод граждан и в полной мере соответствует положениям международных актов.

В нашем законе, по оценкам Венецианской комиссии, есть излишние регламентации процедурных вопросов. Комиссия высказала рекомендации, чтобы на законодательном уровне в дальнейшем совершенствовались положения этого закона.
 
Елена Иосифовна Рябцева, Солигорск:
Вправе ли Конституционный суд высказывать свою точку зрения относительно введенных странами ЕС санкций в отношении Беларуси и ее граждан?
 
Петр Миклашевич:
В 2008 году на законодательном уровне Конституционному суду было предоставлено полномочие высказывать позицию по предложению уполномоченных органов о соответствии принципам и нормам международного права документов, принятых иностранными государствами, затрагивающими интересы Беларуси. Например, в прошлом году на основании обращения Палаты представителей мы рассмотрели польский закон о карте поляка и пришли к выводу, что ряд его положений не соответствует международным нормам и принципам международного права. На основании нашего решения были внесены изменения в белорусские законы о государственной службе и об общественных объединениях.

Что касается санкций ЕС и других его органов в отношении Беларуси... Если будет обращение уполномоченных субъектов, правовую позицию мы выскажем. Но я должен отметить, что Конституционный суд не является международным судом, и его юрисдикция распространяется только на территорию Беларуси.
 
Марина Валентиновна, Брест:
Какова роль Конституционного суда Беларуси в Таможенном союзе? Может ли он способствовать гармонизации национальных законодательств Беларуси, России и Казахстана?
 
Петр Миклашевич:
В соответствии с Конституцией Беларуси страна может входить на добровольной основе в межгосударственные объединения. Реализуя эти конституционные положения, Беларусь действительно вступила в единый Таможенный союз трех государств: Беларуси, России и Казахстана. С 1 января 2012 года эта форма приняла более высокий уровень - было создано Единое экономическое пространство. На саммите глав государств ЕврАзЭС в Москве 19 марта решался вопрос о создании интеграционного объединения еще более высокого уровня - Евразийского экономического союза. Безусловно, в основе всех межгосударственных объединений лежит правовая основа. Был принят ряд межгосударственных соглашений, которые проходили проверку в Конституционном суде. Соответственно, мы проверяли, чтобы положения международных соглашений не вступали в противоречие с Конституцией. В Таможенном союзе действуют нормативные правовые акты, имеющие силу на территории трех государств, поэтому наша работа в этом направлении не будет прекращаться.

Формирование правовой базы интеграционных объединений приводит к необходимости проверять их на соответствие нашей Конституции.