Решение Конституционного Суда Республики Беларусь
8 июля 2019 г. № Р-1181/2019
О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «Об изменении кодексов»

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Карпович Н.А., судей Бодак А.Н., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Козыревой Л.Г., Рябцева В.Н., Рябцева Л.М., Сергеевой О.Г., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

 

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзаца второго части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьи 98 и части первой статьи 101 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве»

 

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «Об изменении кодексов».

 

Заслушав судью-докладчика Рябцева В.Н., проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «Об изменении кодексов» и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

 

Закон Республики Беларусь «Об изменении кодексов» (далее – Закон) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 26 июня 2019 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 28 июня 2019 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

 

Законом в Хозяйственный процессуальный кодекс Республики Беларусь (далее – ХПК) и Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь (далее – ГПК) вносятся изменения, закрепляющие право иного лица, права и (или) законные интересы которого затрагиваются определением о судебном приказе, подать заявление (мотивированное заявление) об отмене определения о судебном приказе; устанавливающие временное ограничение гражданина или индивидуального предпринимателя, являющихся должниками, в посещении виртуальных игорных заведений и участии в азартных играх.

 

При проверке конституционности Закона Конституционный Суд исходит из положений Конституции:

 

определяющих человека, его права, свободы и гарантии их реализации высшей ценностью и целью общества и государства (часть первая статьи 2);

 

устанавливающих в Республике Беларусь принцип верховенства права, согласно которому государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства (части первая и вторая статьи 7);

 

закрепляющих обязанность государства принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией; обязанность государственных органов, должностных и иных лиц, которым доверено исполнение государственных функций, в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности (части первая и вторая статьи 59);

 

гарантирующих каждому защиту его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки (часть первая статьи 60);

 

определяющих, что правосудие осуществляется на основе Конституции и принятых в соответствии с ней иных нормативных актов (часть первая статьи 112).

 

Проверяя конституционность Закона, Конституционный Суд, руководствуясь частью первой статьи 54 Закона «О конституционном судопроизводстве», устанавливает соответствие его Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, по содержанию норм, форме, разграничению компетенции между государственными органами и порядку принятия.

 

1. Конституционное право на судебную защиту (статья 60 Конституции) во взаимосвязи с принципом осуществления правосудия на основе состязательности и равенства сторон в процессе (часть первая статьи 115 Конституции) имеет целью обеспечение государством возможности получения реальной судебной защиты путем восстановления нарушенных прав и свобод.

 

В решении от 10 апреля 2018 г. «О праве на судебную защиту заинтересованных лиц в приказном производстве» Конституционный Суд отметил, что действующее правовое регулирование приказного производства не может быть признано достаточным для обеспечения полной и эффективной судебной защиты прав и свобод каждого как необходимого элемента конституционно-правового режима, основанного на принципах верховенства права и правового государства; отсутствие у других заинтересованных лиц средств судебной защиты своих прав и законных интересов в приказном производстве, в отличие от взыскателя и должника, не в полной мере обеспечивает стабильность и предсказуемость гражданского оборота, приводит к ущемлению прав других лиц, препятствует их эффективной защите, может повлечь причинение данным лицам материального ущерба. В связи с этим Конституционный Суд признал необходимым устранить пробел конституционно-правового регулирования в части обеспечения права на судебную защиту других, не являющихся взыскателем или должником, заинтересованных лиц, права и законные интересы которых затрагиваются определением о судебном приказе, путем внесения соответствующих изменений в ХПК и ГПК.

 

В развитие приведенных выше конституционных положений в целях реализации указанного решения Конституционного Суда статьями 1 и 2 Закона вносятся соответствующие изменения в ХПК и ГПК в части, касающейся порядка осуществления приказного производства в рамках гражданского судопроизводства и судопроизводства по экономическим делам.

 

Законом (пункт 8 статьи 1) статья 226 ХПК излагается в новой редакции, устанавливающей, что иное лицо, права и (или) законные интересы которого затрагиваются определением суда, рассматривающего экономические дела, о судебном приказе, в десятидневный срок со дня, когда этому лицу стало известно о вынесении такого определения, вправе подать в тот же суд, рассматривающий экономические дела, заявление о его отмене или об отмене его в части; в заявлении должны быть указаны со ссылкой на нормы законодательства сведения о том, какие права и (или) законные интересы этого лица затронуты определением суда, рассматривающего экономические дела, о судебном приказе, обстоятельства, на которых основаны возражения, доказательства, подтверждающие изложенные обстоятельства, а также обоснование соблюдения установленного срока на подачу заявления; к заявлению прилагаются документы, подтверждающие изложенные в заявлении сведения; в этом случае суд, рассматривающий экономические дела, выносит определение об отмене определения о судебном приказе, или определение об отмене определения о судебном приказе в части, или определение об отказе в отмене определения о судебном приказе.

 

Аналогичные положения закрепляются в части пятой, которой дополняется статья 398 ГПК, где предусматривается, что иное лицо, права и (или) законные интересы которого затрагиваются определением о судебном приказе, в десятидневный срок со дня, когда этому лицу стало известно о вынесении такого определения, вправе подать в суд мотивированное заявление об отмене определения о судебном приказе с использованием любых средств связи; по результатам рассмотрения такого заявления судья выносит определение об отмене определения о судебном приказе либо определение об отказе в отмене определения о судебном приказе (пункт 12 статьи 2 Закона).

 

Согласно Закону копии определения об отмене определения о судебном приказе, или определения об отмене определения о судебном приказе в части, или определения об отказе в отмене определения о судебном приказе направляются сторонам, а также иному лицу, права и (или) законные интересы которого затрагиваются определением о судебном приказе, не позднее трех дней после его вынесения (пункт 8 статьи 1 и пункт 12 статьи 2).

 

Конституционный Суд полагает, что по своему содержанию вносимые в ХПК и ГПК изменения направлены на обеспечение гарантированного Конституцией права на судебную защиту, наряду с взыскателем и должником, других заинтересованных лиц, их свободного и беспрепятственного доступа к правосудию как одной из составляющих конституционного принципа верховенства права, справедливости судебного постановления, своевременного восстановления нарушенных прав и законных интересов граждан и организаций в приказном производстве.

 

2. При проверке конституционности приведенных норм Закона Конституционный Суд обращает внимание законодателя на следующее.

 

Согласно нормам ХПК в редакции Закона должник вправе возразить против заявленных требований взыскателя как на стадии рассмотрения судом вопроса о возбуждении приказного производства посредством представления должником отзыва на заявление о возбуждении приказного производства (статья 223), так и после вынесения определения о судебном приказе (статья 226). Применительно к этим случаям, в отличие от требований, установленных ГПК, данными нормами ХПК предусмотрено, что должник обязан в определенные данными статьями сроки (семь дней со дня получения определения о возбуждении приказного производства и десять дней со дня получения определения о судебном приказе) представить в случае несогласия с заявленными требованиями в суд, рассматривающий экономические дела, отзыв на заявление о возбуждении приказного производства и подать заявление об отмене определения о судебном приказе с указанием возражений против требований взыскателя со ссылкой на нормы законодательства, обстоятельства, на которых основаны возражения, и доказательства, подтверждающие изложенные обстоятельства, а также причины несвоевременного представления возражений против требований взыскателя, то есть мотивировать свои возражения.

 

Дополнительная гарантия прав как заявителя, так и должника предусматривается частью второй статьи 224 ХПК с учетом изменения, вносимого пунктом 7 статьи 1 Закона, устанавливающего, что определение о судебном приказе может быть вынесено на часть заявленных требований, которая признается, но не исполняется должником. В непризнанной должником части суд, рассматривающий экономические дела, отказывает в вынесении определения о судебном приказе. Таким образом, часть требований, согласованная сторонами, удовлетворяется вне искового производства, что обеспечивает оперативность и экономичность защиты прав как взыскателя, так и должника в сравнении с ГПК, которым такая возможность не предусматривается.

 

Конституционный Суд обращает внимание законодателя на необходимость установления при принятии единого Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь унифицированного для гражданского и хозяйственного судопроизводства порядка приказного производства, в наибольшей степени гарантирующего конституционные права на равенство и судебную защиту, в том числе доступ к правосудию при одновременном обеспечении охраняемых законом интересов граждан и юридических лиц в части оперативности и своевременного разрешения заявленных требований в рамках такого производства, его эффективности и экономичности.

 

3. В соответствии с пунктами 5–7 статьи 1, пунктами 11 и 13 статьи 2 Закона в отдельные нормы ГПК (статьи 165, 361, 3762, 459, 469) и ХПК (статьи 325 и 334), предусматривающие особенности рассмотрения дел об ограничении гражданина в посещении игорных заведений и участии в азартных играх; компетенцию судов, связанных с исполнением судебных постановлений, иных решений и актов, принятием судом мер по обеспечению исполнения исполнительного документа, вносятся дополнения, направленные на временное ограничение гражданина или индивидуального предпринимателя, являющихся должниками, в посещении виртуальных игорных заведений и участии в азартных играх, которые в определенной мере ограничивают конституционное право каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, право собственности и ее неприкосновенность (статья 28, части первая и вторая статьи 44 Конституции).

 

Конституционный Суд отмечает, что вносимые в указанные кодексы изменения согласуются с положениями Конституции, определяющими компетенцию Парламента принимать законы, в том числе допускающие ограничение прав и свобод личности только в случаях, предусмотренных законом (часть первая статьи 23, пункт 2 части первой статьи 97, пункт 1 части первой статьи 98), а также обязывающими государство обеспечивать законность и правопорядок (часть третья статьи 1), принимать все доступные ему меры для создания внутреннего порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть первая статьи 59), а также соответствуют требованиям Указа Президента Республики Беларусь от 7 августа 2018 г. № 305 «О совершенствовании правового регулирования игорного бизнеса».

 

При оценке конституционности приведенных норм Закона Конституционный Суд подтверждает правовую позицию, сформулированную им в решении от 28 декабря 2017 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Гражданский процессуальный кодекс Республики Беларусь». В данном решении сделан вывод, что ограничение в посещении игорных заведений и участии в азартных играх устанавливается законодателем в интересах самого лица, злоупотребляющего участием в азартных играх, а также направлено на защиту прав членов его семьи, которых это лицо ставит в тяжелое материальное положение, в пределах, необходимых для такой защиты. При этом Конституционный Суд указал, что данное ограничение является объективно обусловленным средством, необходимым для достижения социально оправданной цели (защиты права на достойный уровень жизни лиц, связанных с гражданином, участвующим в азартных играх, моральной и материальной общностью и поддержкой, ведением общего хозяйства; недопущения оставления этих лиц без необходимых средств к существованию из-за чрезмерных пристрастий лица, права которого ограничиваются), отвечает требованиям части шестой статьи 44 Конституции, согласно которой осуществление права собственности не должно противоречить общественной пользе и безопасности, ущемлять права и защищаемые законом интересы других лиц, а также критериям допустимости ограничения прав и свобод личности, определенным частью первой статьи 23 Конституции.

 

Вместе с тем при проверке конституционности указанных выше норм Закона Конституционный Суд обращает внимание законодателя на необходимость комплексного правового регулирования отношений, связанных с временным ограничением гражданина или индивидуального предпринимателя, являющихся должниками, в посещении игорных заведений, виртуальных игорных заведений и участии в азартных играх.

 

Так, в действующих нормах ХПК (статья 325 и пункт 3 части первой статьи 334), ГПК (статья 459 и пункт 3 части первой статьи 469) и Законе Республики Беларусь «Об исполнительном производстве» (абзац десятый части четвертой статьи 60), закрепляющих перечень мер по обеспечению исполнения исполнительных документов, в качестве одной из таких мер установлено временное ограничение гражданина или индивидуального предпринимателя, являющихся должниками, в посещении игорных заведений.

 

На основе взаимосвязанных положений частей второй и третьей статьи 21, части первой статьи 23 Конституции, в соответствии с вышеназванным Указом от 7 августа 2018 г. № 305 указанные нормы ХПК и ГПК дополняются указанием на такие меры по обеспечению исполнительного документа, как ограничение гражданина или индивидуального предпринимателя, являющихся должниками, на посещение виртуальных игорных заведений и участие в азартных играх. В то же время в Закон «Об исполнительном производстве» аналогичные изменения не вносятся, что, по мнению Конституционного Суда, свидетельствует о несогласованности нормативных правовых актов.

 

В целях обеспечения конституционного принципа верховенства права, предполагающего необходимость своевременного устранения в нормативных правовых актах пробелов, исключения в них коллизий и правовой неопределенности, создания такой правовой системы, в которой нормативные правовые акты находятся в системной взаимосвязи, согласуются между собой, а также обеспечиваются ясность, точность, непротиворечивость и логическая согласованность правовых норм, Конституционный Суд обращает внимание законодателя, что при дальнейшем совершенствовании правового регулирования отношений в данной сфере следует устранить несогласованность нормативных правовых актов посредством закрепления в Законе «Об исполнительном производстве» в качестве меры по обеспечению исполнения исполнительного документа временного ограничения гражданина или индивидуального предпринимателя, являющихся должниками, в посещении виртуальных игорных заведений и участии в азартных играх.

 

Таким образом, из конституционно-правового смысла Закона следует, что его нормы направлены на утверждение в Республике Беларусь конституционного принципа верховенства права, обеспечение реализации конституционного права каждого на судебную защиту, повышение качества, доступности и оперативности правосудия, установление эффективного правового механизма исполнения исполнительных документов, а также на обеспечение правопорядка в сфере регулирования гражданских, хозяйственных процессуальных отношений, необходимого для осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией.

 

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в рамках компетенции в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции.

 

На основании изложенного Конституционный Суд приходит к выводу о том, что по содержанию норм, форме акта и порядку принятия Закон соответствует Конституции.

 

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частью второй статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьями 103–105 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь

 

РЕШИЛ:

 

1. Признать Закон Республики Беларусь «Об изменении кодексов» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

 

2. Решение вступает в силу со дня принятия.

 

3. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.

 

 

Председательствующий –

Председатель Конституционного Суда

Республики Беларусь                                                                                                               П.П.Миклашевич

Версия для печати