Решение Конституционного Суда Республики Беларусь
29 апреля 2019 г. № Р-1169/2019
О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «Об изменении законов по вопросам правового регулирования жилищных отношений»

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Карпович Н.А., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Рябцева В.Н., Сергеевой О.Г., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

 

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзаца второго части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьи 98 и части первой статьи 101 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве»

 

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «Об изменении законов по вопросам правового регулирования жилищных отношений».

 

Заслушав судью-докладчика Сергееву О.Г., проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «Об изменении законов по вопросам правового регулирования жилищных отношений» и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

 

Закон Республики Беларусь «Об изменении законов по вопросам правового регулирования жилищных отношений» (далее – Закон) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 2 апреля 2019 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 19 апреля 2019 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

 

Законом вносятся изменения в Жилищный кодекс Республики Беларусь от 28 августа 2012 г. (далее – Жилищный кодекс 2012 г.), Гражданский кодекс Республики Беларусь, законы Республики Беларусь «Об именных приватизационных чеках Республики Беларусь», «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь», обусловленные необходимостью совершенствования правового регулирования в жилищной сфере, а также согласования норм Жилищного кодекса 2012 г. с положениями иных законодательных актов и взаимного согласования норм указанных законов.

 

1. Конституционный Суд в пределах своих полномочий по осуществлению обязательного предварительного контроля конституционности законов проводит проверку Закона:

 

исходя из положений Конституции о том, что Республика Беларусь – социальное правовое государство, в котором человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства; обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь – высшая цель государства (часть первая статьи 1, часть первая статьи 2, часть первая статьи 21);

 

основываясь на части первой статьи 7 Конституции, согласно которой в Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права;

 

принимая во внимание положения части второй статьи 21 Конституции о праве каждого на достойный уровень жизни, включая в том числе жилье и постоянное улучшение необходимых для этого условий;

 

учитывая, что граждане Республики Беларусь имеют право на жилище, которое обеспечивается развитием государственного и частного жилищного фонда, содействием гражданам в приобретении жилья; гражданам, нуждающимся в социальной защите, жилище предоставляется государством и местным самоуправлением бесплатно или по доступной для них плате в соответствии с законодательством; никто не может быть произвольно лишен жилья (статья 48 Конституции);

 

принимая во внимание статью 29 Конституции, согласно которой неприкосновенность жилища и иных законных владений граждан гарантируется; никто не имеет права без законного основания войти в жилище и иное законное владение гражданина против его воли;

 

основываясь на конституционных нормах о том, что собственность может быть государственной и частной; государство гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности; государство гарантирует каждому право собственности и содействует ее приобретению; собственник имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами; неприкосновенность собственности охраняется законом (части первая и вторая статьи 13, части первая и вторая статьи 44 Конституции);

 

руководствуясь нормами части первой статьи 59 Конституции об обязанности государства принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией.

 

При проверке конституционности Закона Конституционный Суд учитывает также правовые позиции, сформулированные им по результатам осуществления обязательного предварительного конституционного контроля в решении от 29 июня 2012 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Жилищного кодекса Республики Беларусь».

 

2. Парламент, являющийся представительным и законодательным органом Республики Беларусь, наделен правом рассматривать проекты законов, в том числе об основном содержании и принципах осуществления прав, свобод и обязанностей граждан (часть первая статьи 90, пункт 2 части первой статьи 97, пункт 1 части первой статьи 98 Конституции). Данное конституционное право означает наличие у органа законодательной власти необходимой дискреции в регламентации вопросов реализации гражданами Республики Беларусь прав и свобод, в том числе закрепленного в Конституции права на жилище, включая установление порядка и особенностей реализации данного права отдельными категориями граждан.

 

Конституционный Суд отмечает, что статьей 4 Закона вносятся изменения в Жилищный кодекс 2012 г. путем изложения его в новой редакции (далее – Жилищный кодекс) с целью установления и совершенствования правовых механизмов реализации права граждан Республики Беларусь на жилище в его системной взаимосвязи с конституционными положениями о социальном характере государства, ответственного за создание условий для реализации права на жилище; об обеспечении права на жилище развитием государственного и частного жилищного фонда, содействием гражданам в приобретении жилья, в том числе нуждающимся в особой заботе; о гарантировании их конституционных прав на владение жилищем и его неприкосновенность, а также защиты всех форм собственности.

 

Такая направленность норм статьи 4 Закона согласуется с положениями основополагающих международно-правовых актов о правах человека, закрепляющих право на жилище как один из элементов права на достаточный жизненный уровень, необходимый для поддержания здоровья и благополучия каждого человека и его семьи, и обязательство государств – участников этих актов принять надлежащие меры к обеспечению осуществления данного права (пункт 1 статьи 25 Всеобщей декларации прав человека, пункт 1 статьи 11 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах). Пунктом 1 статьи 2 Международного пакта об экономических, социальных и культурных правах предусмотрено, что каждое участвующее в Пакте государство обязуется принять в максимальных пределах имеющихся ресурсов меры к тому, чтобы обеспечить постепенно полное осуществление признаваемых в Пакте прав всеми надлежащими способами, включая, в частности, принятие законодательных мер.

 

Законом (статья 4) в Жилищном кодексе уточняется правовое регулирование состава жилищного фонда (глава 3); возникновения, осуществления и прекращения права владения и пользования жилыми помещениями государственного и права собственности частного жилищных фондов (главы 5, 8–10, 15–20 и 23); платы за жилищно-коммунальные услуги, в том числе за капитальный ремонт в жилом доме, и возмещения расходов на электроэнергию (глава 6); порядка учета нуждающихся в улучшении жилищных условий (глава 7); выселения граждан из жилых помещений (глава 12); обеспечения сохранности жилых помещений (глава 13); совместного домовладения, в том числе порядка подготовки, организации и проведения общего собрания (собрания уполномоченных) членов товариществ собственников, организаций застройщиков, принятия органами управления организаций собственников решений, а также требований к кандидату в председатели правления товариществ собственников, организаций застройщиков (главы 27–29) и др.

 

3. При проверке конституционности нормативных предписаний статьи 4 Закона Конституционный Суд обращает внимание на следующие его положения.

 

3.1. В статье 23 Жилищного кодекса основания для возникновения права владения и пользования жилым помещением дополняются таким основанием, как договор финансовой аренды (лизинга), предметом  лизинга по которому являются квартира частного жилищного фонда в многоквартирном или блокированном жилом доме и (или) одноквартирный жилой дом частного жилищного фонда, а договор поднайма исключается из перечня оснований для возникновения права владения и пользования жилым помещением и, соответственно, нормы главы 9 «Договор поднайма жилого помещения» Жилищного кодекса 2012 г., регулирующие порядок предоставления жилых помещений по таким договорам, в Жилищном кодексе не воспроизводятся.

 

Определяемые Законом (статья 4) основания для возникновения права владения и пользования жилым помещением, по мнению Конституционного Суда, направлены, с одной стороны, на развитие отношений собственности в жилищной сфере для обеспечения права граждан на жилище в качестве составляющей достойного уровня жизни, создание условий для выбора способов решения жилищных вопросов, а с другой – на обеспечение сохранности жилых помещений, целевого использования жилых помещений государственного жилищного фонда. Такое законодательное регулирование согласуется с положениями Конституции, относящими регулирование вопросов о принципах осуществления отношений собственности, об основном содержании и принципах осуществления прав, свобод и обязанностей граждан к компетенции Парламента (пункт 2 части первой статьи 97 и пункт 1 части первой статьи 98), во взаимосвязи с положениями, в соответствии с которыми государство гарантирует каждому право собственности и содействует ее приобретению; собственность, приобретенная законным способом, защищается государством (части первая и третья статьи 44); право граждан Республики Беларусь на жилище обеспечивается развитием государственного и частного жилищного фонда, содействием гражданам в приобретении жилья (часть первая статьи 48).

 

3.2. Конституция обязывает каждого, кто находится на территории Республики Беларусь, соблюдать ее Конституцию и законы, уважать права, свободы, законные интересы других лиц и возлагает ответственность на гражданина перед государством за неукоснительное исполнение обязанностей, возложенных на него Конституцией (статьи 52 и 53, часть вторая статьи 2).

 

Статьей 29 Жилищного кодекса на собственников жилых и (или) нежилых помещений, членов организаций застройщиков, дольщиков, заключивших договоры, предусматривающие передачу им во владение и пользование объектов долевого строительства, в случаях, предусмотренных договорами найма, аренды, финансовой аренды (лизинга) жилых помещений или законодательными актами, – нанимателей, арендаторов, лизингополучателей жилых помещений возлагается обязанность вносить плату за жилищно-коммунальные услуги и возмещать расходы на электроэнергию (пункт 1), а на нанимателя жилого помещения государственного жилищного фонда (за исключением нанимателя жилого помещения социального пользования, специального жилого помещения), кроме того, обязанность вносить плату за пользование жилым помещением (пункт 3).

 

Законодатель, закрепляя обязанность вносить плату за жилищно-коммунальные услуги и пользование жилым помещением, возмещения расходов на электроэнергию, уточняет правовую регламентацию определения размера пени за несвоевременное и (или) неполное внесение данной платы. Так, в Жилищном кодексе предусматривается, что размер пени в случае несвоевременного и (или) неполного внесения платы за основные жилищно-коммунальные услуги, а также несвоевременного и (или) не в полном объеме возмещения расходов на электроэнергию устанавливается Советом Министров Республики Беларусь, а не законодательством (как по Жилищному кодексу 2012 г.), при этом предусматривается норма, в соответствии с которой пеня за несвоевременное и (или) не в полном объеме внесение платы за дополнительные жилищно-коммунальные услуги уплачивается в размере и сроки, установленные договором на оказание этих услуг (пункт 1 статьи 34).

 

Кроме того, статьей 4 Закона уточняется правовое регулирование обязанности вносить соответствующие платежи. В частности, согласно абзацу третьему пункта 6 статьи 29 Жилищного кодекса при переходе прав на жилое и (или) нежилое помещения и неосвобождении жилого помещения после окончания действия соответствующих договоров, а также при отсутствии таких договоров обязанности по внесению платы за жилищно-коммунальные услуги, платы за пользование жилым помещением и по возмещению расходов на электроэнергию несут наниматель жилого помещения государственного жилищного фонда, арендатор, лизингополучатель жилого помещения до момента фактического освобождения жилого помещения и передачи его наймодателю, арендодателю, лизингодателю по соответствующему акту о сдаче жилого помещения. В части четвертой пункта 1 статьи 31 Жилищного кодекса конкретизируется, что неполучение извещений о размере платы за жилищно-коммунальные услуги и платы за пользование жилым помещением не освобождает собственников жилых и (или) нежилых помещений, нанимателей, арендаторов, лизингополучателей жилых помещений, членов организаций застройщиков, дольщиков, заключивших договоры, предусматривающие передачу им во владение и пользование объектов долевого строительства, от внесения платы.

 

При оценке конституционности данных норм Жилищного кодекса Конституционный Суд приходит к выводу, что такое законодательное регулирование, направленное на обеспечение благоприятных и безопасных условий проживания граждан в жилых помещениях, их благоустроенности, обеспечение и защиту прав других лиц, в том числе от неправомерных действий иных лиц, основывается на приведенных положениях части второй статьи 2, статей 52 и 53, а также на положениях статьи 107 Конституции, закрепляющих полномочия Правительства на принятие мер по обеспечению прав и свобод граждан, защите интересов государства, охране собственности; по осуществлению иных полномочий, возложенных на него Конституцией, законами и актами Президента (абзацы шестой и десятый).

 

3.3. Согласно части первой подпункта 1.1, подпункту 1.2, части первой подпункта 1.11 пункта 1, абзацу второму части первой пункта 3 статьи 36 Жилищного кодекса для признания граждан нуждающимися в улучшении жилищных условий и принятия их на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий не только в городе Минске, как предусмотрено в Жилищном кодексе 2012 г., но и в населенных пунктах Минского района обеспеченность общей площадью жилого помещения определяется исходя из суммы общей площади всех жилых помещений, находящихся в собственности и (или) во владении и пользовании гражданина и проживающих совместно с ним членов его семьи и в городе Минске, и в населенных пунктах Минского района.

 

Наряду с ограничительным сроком постановки на учет в городе Минске и населенных пунктах Минского района для лиц, прибывших из других населенных пунктов, в пункте 2 статьи 37 Жилищного кодекса устанавливается право областных исполнительных комитетов с учетом интересов государства, местных условий и экономической эффективности определять иные населенные пункты, кроме населенных пунктов Минского района, на территории которых может быть применен ограничительный срок принятия граждан на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий по месту жительства при прибытии их из других населенных пунктов.

 

Конституционный Суд обращает внимание, что учет граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, осуществляется в целях предоставления жилых помещений государственного жилищного фонда, а также оказания этим гражданам государственной поддержки при строительстве, реконструкции, приобретении жилья на льготных по сравнению с другими гражданами условиях. Исходя из положения части первой статьи 48 Конституции, согласно которому право граждан Республики Беларусь на жилище обеспечивается в том числе содействием гражданам в приобретении жилья, Конституционный Суд полагает, что законодатель вправе определять условия и порядок оказания такого содействия.

 

Оценивая указанные нормы статей 36 и 37 Жилищного кодекса, Конституционный Суд отмечает, что уточнение критериев нуждаемости в улучшении жилищных условий и оснований для отказа в принятии на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий граждан направлено на рациональное распределение помощи государства, реализацию основных направлений государственной градостроительной политики, сбалансированное развитие населенных пунктов, регулирование миграционных процессов в целях надлежащего обеспечения конституционных прав и свобод граждан с учетом созданных в соответствующих населенных пунктах фактических условий для жизнедеятельности; не означает нарушения права граждан свободно передвигаться и выбирать место жительства в пределах Республики Беларусь, поскольку не препятствует осуществлению такого выбора путем улучшения жилищных условий за счет собственных средств. Положение пункта 2 статьи 37 Жилищного кодекса согласуется со статьей 120 Конституции, закрепляющей право исполнительных и распорядительных органов в пределах компетенции решать вопросы местного значения исходя из общегосударственных интересов и интересов населения, проживающего на соответствующей территории.

 

3.4. Подпунктом 1.8 пункта 1 статьи 37 Жилищного кодекса устанавливается, что одним из оснований для отказа в принятии на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий является случай, когда граждане, зарегистрированные по месту жительства в жилых помещениях в общежитиях или жилых помещениях частного жилищного фонда на основании договора найма жилого помещения, договора финансовой аренды (лизинга) жилого помещения, в этих помещениях фактически не проживают. В соответствии с абзацем одиннадцатым части первой пункта 1 статьи 45 Жилищного кодекса выявление в ходе уточнения данных, являющихся основанием для сохранения права граждан состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, фактов, подтверждающих непроживание граждан по месту их регистрации в этих жилых помещениях, служит основанием для снятия с учета (за исключением случаев, когда у граждан имеются иные основания состоять на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий).

 

При этом подтверждение фактического проживания гражданина осуществляется местным исполнительным и распорядительным органом, государственным органом, другой организацией, в которые гражданин обратился с заявлением о принятии на учет (восстановлении на учете) нуждающихся в улучшении жилищных условий, путем составления акта в произвольной письменной форме с указанием в нем сведений, подтверждающих фактическое проживание; к таким сведениям могут быть отнесены письменное подтверждение заведующего (директора) общежитием и (или) соседей и иные документы (сведения) по усмотрению местного исполнительного и распорядительного органа, государственного органа, другой организации (подпункт 1.8 пункта 1 статьи 37 Жилищного кодекса).

 

По мнению Конституционного Суда, закрепление в Жилищном кодексе условий принятия граждан на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий и снятия их с учета является одной из составляющих механизма реализации конституционного права на жилище и содействия государством гражданам в приобретении жилья, учитывающего принципы равенства и справедливости, реальной нуждаемости граждан в жилище. Одновременно Жилищным кодексом гражданину предоставляются права на защиту от необоснованного отказа в принятии на учет нуждающихся в улучшении жилищных условий путем представления документов, подтверждающих сохранение оснований для состояния на учете (часть вторая пункта 1 статьи 45), и обжалования в судебном порядке отказа в принятии на учет, решения о снятии с учета (пункт 2 статьи 41, пункт 2 статьи 45).

 

Конституционный Суд отмечает, что сам по себе факт непроживания гражданина, зарегистрированного в жилых помещениях в общежитиях или жилых помещениях частного жилищного фонда на основании договора найма жилого помещения, договора финансовой аренды (лизинга) жилого помещения, в указанных жилых помещениях может иметь временный характер, данный факт не исключает обстоятельств, вынудивших гражданина к временному отсутствию, и, соответственно, не свидетельствует о его обеспеченности жильем и отсутствии потребности в реализации права на жилище посредством улучшения жилищных условий.

 

В целях обеспечения баланса прав названной категории граждан на улучшение жилищных условий, а также прав иных граждан, состоящих на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, Конституционный Суд обращает внимание местных исполнительных и распорядительных органов, государственных органов, других организаций, в которые гражданин обратился с заявлением о принятии на учет (восстановлении на учете) нуждающихся в улучшении жилищных условий, на необходимость при подтверждении фактического проживания гражданина иметь в виду также другие юридически значимые обстоятельства, чтобы не допустить сужения сферы действия прав и гарантий права на жилище и не лишить нуждающегося возможности улучшения жилищных условий.

 

Европейский Суд по правам человека в Постановлении от 29 июня 2014 г. по делу «Блечич (Blečić) против Хорватии», разрешая вопрос о правомерности действий должностных лиц о признании права владения и пользования жилым помещением по договору найма жилого помещения прекращенным, указал, что сам по себе факт длительного отсутствия заявителя в оспариваемом жилом помещении не говорит о том, что заявитель теряет связь с ним: оставление в спорной квартире мебели, личных вещей, а также отсутствие намерений навсегда покинуть это помещение свидетельствует, что заявитель воспринимает указанное помещение как жилище.

 

С учетом изложенного закрепляемый в Законе подход будет соответствовать в том числе международным стандартам, направленным на обеспечение нуждающимся доступа к жилищу.

 

3.5. Законом расширяется перечень видов государственной поддержки при строительстве (реконструкции) или приобретении жилых помещений за счет отнесения к ним субсидий на уплату части процентов за пользование кредитами, выдаваемыми банками на строительство (реконструкцию) жилых помещений, субсидий на погашение основного долга по этим кредитам, при этом ограничения на отчуждение жилых помещений частного жилищного фонда, если не соблюдены установленные условия, дополняются запретом на отчуждение таких жилых помещений, построенных (реконструированных) или приобретенных не только с привлечением льготного кредита, но и с использованием субсидий, отнесенных к мерам государственной поддержки (пункт 7 статьи 1, абзац третий пункта 2 статьи 70 Жилищного кодекса).

 

В перечень объектов, ограниченных к отчуждению, включаются также жилые дома, объекты недвижимости,  образованные в результате их раздела, слияния, а также вычленения изолированных помещений из этих капитальных строений (доли в праве общей собственности на указанные объекты), возведенные на земельных участках, предоставленных гражданам как состоящим на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, до истечения восьми лет с даты государственной регистрации таких домов, за исключением отчуждения соответствующему районному, городскому исполнительному и распорядительному органу, местной администрации района в городе при соблюдении предусмотренных Жилищным кодексом условий (абзац четвертый пункта 2 статьи 70 Жилищного кодекса).

 

Конституционный Суд считает, что по своей правовой природе государственная поддержка при строительстве (реконструкции) или приобретении жилых помещений направлена на создание с учетом финансовых возможностей условий для реализации права на жилище лицами, для которых приобретение жилья исключительно за счет собственных либо заемных (кредитных) средств на общих основаниях в силу каких-либо причин оказывается затруднительным либо невозможным. В связи с этим данные запреты, ограничивающие в определенной мере конституционное право собственника распоряжаться имуществом, закрепленное частью второй статьи 44 Конституции, обусловлены целями справедливого распределения средств, направляемых государством на оказание поддержки лицам, улучшающим жилищные условия, предоставления ее только действительно нуждающимся в ней для решения государством задачи снижения остроты жилищной проблемы, а также целями установления условий для обеспечения баланса интересов личности, общества и государства. С учетом части первой статьи 23 Конституции предусматриваемые ограничения в части отчуждения жилых помещений, построенных (реконструированных) или приобретенных гражданами с использованием мер государственной поддержки, а также жилых домов, объектов недвижимости, возведенных на земельных участках, предоставленных гражданам, состоящим на учете нуждающихся в улучшении жилищных условий, не искажают сущности ограничиваемого права и гарантий  его защиты, являются допустимыми и соразмерными, отвечают требованиям справедливости.

 

3.6. Законом (статья 4) перечень лиц, которым жилые помещения государственного жилищного фонда в общежитиях предоставляются вне очереди, дополняется состоящими на учете желающих получить жилое помещение в общежитии гражданами из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей (подпункт 2.2 пункта 2 статьи 116 Жилищного кодекса).

 

В соответствии с частью второй пункта 6 статьи 106 Жилищного кодекса до обеспечения детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в отношении которых принято решение об эмансипации или которые вступили в брак, и лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, жилыми помещениями социального пользования им предоставляются жилые помещения в общежитиях в порядке, предусмотренном законодательством. В свою очередь, местные исполнительные и распорядительные органы в установленном законодательством порядке бронируют, а не вправе бронировать, как предусмотрено частью второй пункта 4 статьи 120 Жилищного кодекса 2012 г., часть жилых помещений государственного жилищного фонда в общежитиях (за исключением находящихся в ведении специализированных учебно-спортивных учреждений) для временного проживания указанных лиц.

 

Конституционный Суд отмечает, что данное правовое регулирование вытекает из социального характера государства и согласуется с положением части первой статьи 32 Конституции, в соответствии с которым детство находится под защитой государства, и связанной с этим необходимостью создания условий, обеспечивающих детям достойную жизнь, реализацию их прав, в частности права на жилище.

 

Международно-правовые акты также нацеливают государства на всестороннюю защиту прав ребенка. В частности, Конвенция ООН о правах ребенка обязывает подписавшие ее государства  обеспечивать детям такую защиту и заботу, которые необходимы для их благополучия (пункт 2 статьи 3); принимать все необходимые законодательные, административные и другие меры для осуществления прав, признанных Конвенцией, в том числе в отношении социальных прав принимать такие меры в максимальных рамках имеющихся у них ресурсов (статья 4); предоставлять особую защиту и помощь ребенку, который временно или постоянно лишен своего семейного окружения (пункт 1 статьи 20).

 

3.7. В соответствии с частью второй пункта 3 статьи 116 Жилищного кодекса в перечень лиц, имеющих первоочередное право на получение жилого помещения государственного жилого фонда в общежитии, включаются совершеннолетние дети граждан, проживающих в жилых помещениях специальных домов для ветеранов, престарелых и инвалидов (абзац третий); учащиеся и студенты, осваивающие содержание образовательных программ среднего специального образования, высшего образования I ступени, из числа лиц, имеющих рекомендации воинских частей на обучение в учреждениях среднего специального образования и учреждениях высшего образования и прошедших срочную военную службу либо службу в резерве (выслуживших установленный срок военной службы по призыву либо службы в резерве и уволенных со срочной военной службы либо службы в резерве в запас) (абзац шестой).

 

По мнению Конституционного Суда, устанавливаемое законодательное регулирование согласуется с закрепленным в части первой статьи 48 Конституции правом граждан Республики Беларусь на жилище, поскольку такое право предусматривается для совершеннолетних детей граждан, проживающих в жилых помещениях специальных домов для ветеранов, престарелых и инвалидов, а также граждан, в отношении которых государство на основании статьи 47 Конституции проявляет особую заботу. Этими нормами Жилищного кодекса реализуются также положения части первой статьи 49 Конституции о праве каждого на образование, находящиеся в системной связи с частью первой статьи 57 Конституции, согласно которой защита Республики Беларусь – обязанность и священный долг гражданина Республики Беларусь.

 

3.8. В Жилищном кодексе корректируются нормы, касающиеся порядка принятия решений общим собранием участников совместного домовладения, членов организаций собственников.

 

Так, право участника совместного домовладения проголосовать досрочно, если он не может лично присутствовать, распространено на общие собрания, проводимые по любым вопросам, а не только о выборе способа управления общим имуществом совместного домовладения (пункт 5 статьи 156, часть вторая пункта 3 статьи 159, часть вторая пункта 7 статьи 166); возможно досрочное голосование посредством направления электронного уведомления (часть вторая пункта 3 статьи 159, часть вторая пункта 7 статьи 166); дальнейшее развитие получили положения о процедуре проведения голосования в форме письменного опроса (пункты 5 и 6 статьи 159).

 

При этом Жилищным кодексом исключается возможность проведения повторного общего собрания в случаях, когда общее собрание не имеет кворума; соответственно исключаются нормы, предусматривающие уменьшение кворума для повторных собраний (пункт 4 статьи 177, часть пятая пункта 4 статьи 180, часть первая пункта 6 статьи 187, часть первая пункта 9 статьи 215 Жилищного кодекса 2012 г.). Устанавливается, что отсутствие необходимого кворума на общем собрании, назначенном по инициативе местных исполнительных и распорядительных органов в соответствии с частью первой пункта 4 статьи 186 Жилищного кодекса, не является препятствием для принятия решения по вопросам повестки дня при условии присутствия на нем не менее двух членов организации собственников; решения по повестке дня считаются принятыми, если за их принятие проголосовали члены организации собственников, обладающие не менее чем половиной голосов членов организации собственников, принявших участие в общем собрании (части третья и четвертая пункта 4 статьи 186 Жилищного кодекса).

 

По мнению Конституционного Суда, такое правовое регулирование направлено на расширение возможностей участия каждого участника совместного домовладения, члена организации собственников в принятии решений, которое необходимо для осуществления предоставленных им Жилищным кодексом прав и обязанностей по участию в деятельности организации, управлении общим имуществом, равно как защиты иных прав и законных интересов, затрагиваемых принимаемыми решениями. Данные нормы призваны обеспечить оперативность и своевременность принятия решений по вопросам управления общим имуществом, касающихся эксплуатации общего имущества, содержания его в надлежащем состоянии, реализации прав владения, пользования и распоряжения им, а также исключить пассивность участников совместного домовладения в реализации своих прав и обязанностей. Вместе с тем данные положения не препятствуют собственнику жилого помещения в многоквартирном доме, не принимавшему участия в общем собрании или голосовавшему против принятия решения, обратиться за защитой своих прав и законных интересов в установленном порядке (абзац пятый части первой пункта 1 статьи 25, статья 27, абзац второй пункта 2 статьи 186 Жилищного кодекса). Предусматриваемые Жилищным кодексом правовые основы взаимодействия участников совместного домовладения по поводу общего имущества, а также устанавливаемые способы, позволяющие выразить мнение по вопросам повестки дня общего собрания при невозможности личного присутствия на общем собрании (досрочное голосование, письменный опрос, в том числе посредством направления заявления в виде электронного уведомления, действие через представителя), не приводят к умалению конституционных гарантий права собственности, не ставят под сомнение свободу собственников помещений в многоквартирном доме в принятии ими решений, связанных с управлением таким домом.

 

4. В Жилищном кодексе предусматриваются новые понятия «арендное жилье», «техническое обслуживание лифта» и их определения, уточняются определения ранее используемых терминов и понятий «бывший член семьи», «жилищно-коммунальные услуги», «коммунальные услуги», «жилое помещение маневренного фонда», «государственная поддержка при строительстве (реконструкции) или приобретении жилых помещений», «общая площадь жилого помещения», «общежитие», «свойственники», «неработающие одинокие инвалиды I и II группы» и др. (статья 1, подпункт 1.9 пункта 1 статьи 105). Ряд положений Закона направлен на согласование норм отдельных статей Жилищного кодекса между собой (статьи 1, 62, 69, 73, 79, 81, 179 и 183), а также терминологии этого Кодекса с терминологией иных законодательных актов (статьи 1, 20, 24, 117, 118, 135, 155, 166, 169, 178, 179, 183, 184 и др.), исключение дублирования нормативных предписаний, касающихся организаций собственников (глава 29), и конкретизацию порядка реализации предоставляемых прав (подпункт 1.9 пункта 1 статьи 105, пункт 3 статьи 106).

 

Законом (статья 4) учитываются нормы указов Президента Республики Беларусь от 16 декабря 2013 г. № 563 «О некоторых вопросах правового регулирования жилищных отношений», от 17 ноября 2014 г. № 535 «О мерах по реализации Указа Президента Республики Беларусь от 16 декабря 2013 г. № 563», от 31 декабря 2015 г. № 535 «О предоставлении жилищно-коммунальных услуг», от 29 августа 2016 г. № 322 «О предоставлении безналичных жилищных субсидий», от 4 июля 2017 г. № 240 «О государственной поддержке граждан при строительстве (реконструкции) жилых помещений», Кодекса Республики Беларусь о земле, законов Республики Беларусь «Об аудиторской деятельности», «О бухгалтерском учете и отчетности» и других законодательных актов.

 

Одновременно Законом вносятся изменения в Закон «Об именных приватизационных чеках Республики Беларусь» (статья 1) с учетом предмета правового регулирования этого Закона и исключения из Жилищного кодекса 2012 г. норм о приватизации жилых помещений; в Гражданский кодекс (статья 2) – в целях уточнения регулируемых данным Кодексом отношений в части жилищной сферы и терминологии для согласования с терминологией Жилищного кодекса; в Закон «Об архитектурной, градостроительной и строительной деятельности в Республике Беларусь» (статья 3) – в целях уточнения сферы его применения, поскольку особенности проведения капитального и текущего ремонта жилых помещений, жилых домов, выполнения работ по обследованию жилых домов и их придомовых территорий, квартир в жилых домах устанавливаются жилищным законодательством.

 

В целом такое законодательное регулирование отвечает конституционному принципу верховенства права (часть первая статьи 7 Конституции), предполагающему системность и комплексность правового регулирования общественных отношений. Реализация указанного принципа способствует обеспечению надлежащего правового регулирования и единообразному применению нормативных предписаний во избежание нарушения прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

 

При этом Конституционный Суд обращает внимание законодателя на такую неотъемлемую часть принципа верховенства права, как принцип правовой обеспеченности, который предполагает установление надлежащих механизмов реализации прав и свобод граждан, укрепление конституционного правопорядка.

 

В частности, Конституционный Суд отмечает, что Законом полнее регламентируются вопросы капитального ремонта жилищного фонда (части третья – девятая пункта 5 статьи 31 Жилищного кодекса). Это основано на конституционных положениях о праве собственности, ее защите и необходимости осуществления права собственности без ущемления прав и защищаемых законом интересов других лиц, предполагающих также несение бремени содержания имущества (части вторая, третья и пятая статьи 44 Конституции), и направлено на поддержание жилого дома, иного капитального строения в состоянии, отвечающем санитарным и техническим требованиям, восстановление основных качеств жилых домов и капитальных строений, их конструктивных элементов, инженерных систем, утраченных в процессе эксплуатации. В то же время, принимая во внимание конституционную значимость данных вопросов с точки зрения обеспечения безопасности условий проживания граждан, а также гарантий в отношении уплачиваемых гражданами и организациями денежных средств на капитальный ремонт, законодателю при совершенствовании норм Жилищного кодекса следует далее уточнять правовое регулирование режима аккумулируемых на специальных счетах средств от внесения такой платы, гарантий их сохранения и целевого использования.

 

Таким образом, из выявленного конституционно-правового смысла Закона следует, что его нормы направлены на дальнейшую конституционализацию жилищных отношений, совершенствование правовых механизмов реализации закрепленного в Конституции права граждан Республики Беларусь на жилище, использования и сохранности жилищного фонда, а также на обеспечение системности и комплексности правового регулирования общественных отношений в жилищной сфере.

 

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в рамках полномочий в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции.

 

На основании изложенного Конституционный Суд считает, что Закон по содержанию норм, форме акта, разграничению компетенции между государственными органами и порядку принятия соответствует Конституции.

 

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частью второй статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьями 103–105 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь

 

РЕШИЛ:

 

1. Признать Закон Республики Беларусь «Об изменении законов по вопросам правового регулирования жилищных отношений» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

 

2. Решение вступает в силу со дня принятия.

 

3. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.

 

 

Председательствующий –

Председатель Конституционного Суда

Республики Беларусь                                                                                                      П.П.Миклашевич

Версия для печати