Решение Конституционного Суда Республики Беларусь
10 июля 2018 г. № Р-1139/2018
О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Банковский кодекс Республики Беларусь»

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Карпович Н.А., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Козыревой Л.Г., Подгруши В.В., Рябцева В.Н., Рябцева Л.М., Сергеевой О.Г., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

 

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзаца второго части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьи 98 и части первой статьи 101 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве»

 

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений  в Банковский кодекс Республики Беларусь».

 

Заслушав судью-докладчика Бойко Т.С., проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений  в Банковский кодекс Республики Беларусь» и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

 

Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Банковский кодекс Республики Беларусь» (далее – Закон) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 14 июня 2018 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 28 июня 2018 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

 

Принятие Закона обусловлено необходимостью совершенствования норм Банковского кодекса Республики Беларусь (далее – Кодекс), а также их согласования с нормами иных законодательных актов, регулирующих отношения в сфере банковской деятельности, в том числе с учетом международных стандартов в данной сфере.

 

1. Конституционный Суд в рамках своих полномочий по осуществлению обязательного предварительного контроля конституционности законов при проверке Закона исходит из положений Конституции, согласно которым:

 

человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (часть первая статьи 2);

 

финансово-кредитная система Республики Беларусь включает в том числе банковскую систему; на территории Республики Беларусь проводится единая бюджетно-финансовая, налоговая, денежно-кредитная, валютная политика (статья 132);

 

банковская система Республики Беларусь состоит из Национального банка Республики Беларусь и иных банков; Национальный банк регулирует кредитные отношения, денежное обращение, определяет порядок расчетов и обладает исключительным правом эмиссии денег (статья 136).

 

Руководствуясь частью первой статьи 54 Закона «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд проверяет конституционность Закона на его соответствие Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, по содержанию норм, форме, с точки зрения разграничения компетенции между государственными органами, а также по порядку его принятия.

 

2. Пунктом 9 статьи 1 Закона статья 26 Кодекса излагается в редакции, согласно которой применительно к одним случаям предусматривается уточнение функций Национального банка, к другим – их расширение. Так, согласно данному пункту к функциям Национального банка дополнительно относятся осуществление надзора за деятельностью открытого акционерного общества «Банк развития Республики Беларусь» (абзац тридцатый); установление способов и порядка обеспечения исполнения обязательств, возникающих при межбанковских расчетах по операциям с использованием банковских платежных карточек, эмитированных банками (абзац тридцать четвертый); определение порядка ведения открытым акционерным обществом «Белорусский межбанковский расчетный центр» реестра программных и программно-технических средств участников платежной системы (абзац сорок седьмой); контроль за деятельностью банков, небанковских кредитно-финансовых организаций, открытого акционерного общества «Банк развития Республики Беларусь», открытого акционерного общества «Белорусская валютно-фондовая биржа» в части осуществления данным обществом в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь отдельных банковских операций, лизинговых, микрофинансовых организаций, в том числе ломбардов в части осуществления ими деятельности по привлечению и предоставлению микрозаймов, форекс-компаний, Национального форекс-центра в части соблюдения ими законодательства Республики Беларусь о предотвращении легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения (абзац шестьдесят третий) и др.

 

При оценке изменений и дополнений, касающихся функций Национального банка, Конституционный Суд исходит из правовой позиции, сформулированной в решении от 5 июля 2012 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Банковский кодекс Республики Беларусь», суть которой заключается в том, что наделение Национального банка другими функциями возможно только в рамках, определенных Конституцией.

 

Из анализа положений пункта 9 статьи 1 Закона следует вывод, что уточнение содержания отдельных функций Национального банка и наделение его дополнительными функциями направлены на достижение Национальным банком основных целей его деятельности, укрепление устойчивости банковской системы Республики Беларусь и повышение надежности финансово-кредитной системы страны в целом. Конституционный Суд считает, что такое правовое регулирование согласуется с положениями Конституции.

 

3. Законом регулируются отношения, касающиеся составления отчетности Национальным банком, опубликования сведений о деятельности банков, совершения ряда действий субъектами и участниками банковских правоотношений в электронной форме.

 

Так, закрепляемые статьей 1 Закона положения о ежегодном составлении Национальным банком годовой консолидированной финансовой отчетности в соответствии с международными стандартами финансовой отчетности и после ее утверждения Правлением Национального банка размещении вместе с аудиторским заключением на официальном сайте Национального банка в глобальной компьютерной сети Интернет, а также о размещении на данном сайте сообщения об исключении банка из Единого государственного регистра юридических лиц и индивидуальных предпринимателей (абзац четвертый пункта 18, абзац тринадцатый пункта 37) направлены на повышение прозрачности банковской системы, расширение доступа к информации о деятельности банков, что согласуется с частью первой статьи 34 Конституции, в соответствии с которой гражданам Республики Беларусь гарантируется право на получение, хранение и распространение полной, достоверной и своевременной информации о деятельности государственных органов и об экономической жизни.

 

Положения пункта 41 статьи 1 Закона, предусматривающие возможность направлять банку согласие юридических и физических лиц на предоставление сведений, составляющих банковскую тайну, а также запросы о предоставлении таких сведений в электронном виде, имеют целью повышение эффективности и оперативности предоставления сведений, составляющих банковскую тайну, упрощение взаимодействия субъектов и участников банковских правоотношений.

 

Такое правовое регулирование согласуется с положениями Конституции, согласно которым государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть первая статьи 59); государство осуществляет регулирование экономической деятельности в интересах человека и общества (часть пятая статьи 13).

 

4. Статьей 1 Закона в Кодекс вносятся изменения и дополнения, связанные с порядком создания и ликвидации банков, а также совершенствованием деятельности небанковских кредитно-финансовых организаций (пункты 2, 5, 29, 35 и 37).

 

Так, пунктом 2 статьи 1 Закона статья 9 Кодекса излагается в редакции, уточняющей понятие небанковской кредитно-финансовой организации, а также предусматривающей, что перечень банковских операций, которые могут осуществлять небанковские кредитно-финансовые организации, и их допустимые сочетания устанавливаются Национальным банком.

 

В соответствии с пунктом 37 статьи 1 Закона статья 102 Кодекса, предусматривающая ликвидацию банка, излагается в новой редакции, согласно которой из норм о порядке прекращения деятельности банка путем его ликвидации исключается требование о необходимости получения согласия Национального банка на ликвидацию банка; уточняется порядок принятия решения о ликвидации банка; определяются порядок и сроки информирования Национального банка о решениях банка, касающихся прекращения его деятельности, а также процедура отзыва у банка лицензии на осуществление банковской деятельности в случае принятия им самостоятельного решения о ликвидации; предусматриваются условия принятия Национальным банком решения о внесении записи в Единый государственный регистр юридических лиц и индивидуальных предпринимателей об исключении банка из этого регистра только после полного погашения банком задолженности по платежам в бюджет и (или) государственные внебюджетные фонды, удовлетворения всех заявленных требований по имеющимся обязательствам перед вкладчиками и иными кредиторами банка, кроме случаев, когда банк ликвидируется вследствие банкротства.

 

Из содержания приведенных норм Закона следует вывод об их направленности на создание более благоприятных условий для осуществления предпринимательской деятельности, обеспечение баланса интересов субъектов банковских правоотношений и государства, устранение излишних административных барьеров, исключение факторов, сдерживающих развитие банковской системы.

 

Конституционный Суд отмечает, что устанавливаемое правовое регулирование согласуется с положениями Конституции, определяющими, что государство предоставляет всем равные права для осуществления хозяйственной и иной деятельности, кроме запрещенной законом, и гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности, а также гарантирует всем равные возможности свободного использования способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (части вторая и четвертая статьи 13); государство гарантирует каждому право собственности и содействует ее приобретению; собственность, приобретенная законным способом, защищается государством (части первая и третья статьи 44), и отвечает целям формирования конституционной экономики.

 

5. В статье 1 Закона содержатся положения, в определенной мере ограничивающие права и законные интересы граждан и организаций.

 

5.1. Пунктом 41 статьи 1 Закона статья 121 Кодекса излагается в редакции, расширяющей круг субъектов, которым банки имеют право раскрывать банковскую тайну своих клиентов.

 

Так, устанавливается, что в случаях, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь, в том числе Кодексом, в круг субъектов, которым банки предоставляют сведения, составляющие банковскую тайну юридических лиц или индивидуальных предпринимателей, включаются Оперативно-аналитический центр при Президенте Республики Беларусь и органы государственной безопасности Республики Беларусь, а в круг субъектов, которым банки предоставляют сведения, составляющие банковскую тайну физических лиц, за исключением индивидуальных предпринимателей, – специальные подразделения по борьбе с коррупцией и организованной преступностью, подразделения по борьбе с экономическими преступлениями органов внутренних дел и налоговые органы. Кроме того, статья 121 Кодекса дополняется нормой, согласно которой сведения, составляющие банковскую тайну, в определенном объеме предоставляются банками поручителям, залогодателям, а также иным лицам, предоставившим обеспечение исполнения обязательств лица, банкам-корреспондентам, организации, обеспечивающей функционирование автоматизированной информационной системы единого расчетного и информационного пространства и ее подсистем, организациям, осуществляющим в соответствии с договорами, заключенными с банками, процессинг, персонализацию банковских платежных карточек, распространение и (или) погашение электронных денег, лицу, которому банком уступаются права (требования).

 

Конституционный Суд считает, что возложение на банки обязанности по предоставлению соответствующим субъектам сведений, составляющих банковскую тайну, обусловлено необходимостью осуществления указанными в Законе лицами и органами функций, предусмотренных законодательными актами, и направлено на создание дополнительных механизмов контроля за финансово-кредитной системой, служит интересам защиты экономической безопасности государства и общества, прав других лиц.

 

В то же время предоставление сведений, составляющих банковскую тайну, которая является одной из гарантий конституционных прав в экономической сфере, ограничивает право клиентов банка на неприкосновенность личной жизни, а также право на защиту информации о себе, включающее право обладателя информации по своему усмотрению предоставлять такую информацию третьим лицам.

 

Основываясь на положениях Конституции, допускающих возможность вмешательства в личную жизнь на законном основании и ограничение прав (часть первая статьи 23, статья 28), при выявлении конституционно-правового смысла положений статьи 1 Закона, касающихся вопросов раскрытия банковской тайны, Конституционный Суд исходит из принципа пропорциональности, на необходимость соблюдения которого обращалось внимание в ранее принятых им решениях в ходе осуществления предварительного конституционного контроля норм, регулирующих сходные общественные отношения (решения от 5 июля 2012 г. и от 27 мая 2015 г.). Содержание данного принципа заключается в том, что ограничения, какими бы ни были основания для их установления, должны обеспечивать должный баланс интересов граждан и государства, отвечать требованиям справедливости, быть допустимыми, социально оправданными, адекватными, соразмерными и необходимыми для защиты других конституционно значимых интересов.

 

Конституционный Суд обращает внимание и на то, что возможность ограничения режима неприкосновенности банковской тайны допускается международно-правовыми актами. Согласно статье 40 Конвенции Организации Объединенных Наций против коррупции 2003 года каждое государство-участник обеспечивает в случае внутренних уголовных расследований в связи с преступлениями, признанными таковыми в соответствии с указанной Конвенцией, наличие в рамках своей внутренней правовой системы надлежащих механизмов для преодоления препятствий, которые могут возникнуть в результате применения законодательства о банковской тайне. Аналогичные положения закреплены в статье 7 Конвенции Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности и о финансировании терроризма 2005 года.

 

В Замечании общего порядка № 16 (1988) Комитета Организации Объединенных Наций по правам человека к статье 17 Международного пакта о гражданских и политических правах отмечено, что компетентные государственные органы должны иметь возможность запрашивать только ту информацию, касающуюся личной жизни индивида, получение которой необходимо в интересах общества, как они понимаются в Пакте (пункт 7). В Замечании  также указано, что даже в отношении вмешательства, которое соответствует данному Пакту, в соответствующем законодательстве должны подробно определяться конкретные обстоятельства, при которых такое вмешательство может допускаться; решение о санкционировании такого вмешательства должно приниматься только конкретным органом, предусмотренным законом, и строго индивидуально (пункт 8).

 

Таким образом, основываясь на указанных положениях Конституции и международно-правовых актов, Конституционный Суд считает, что закрепляемые статьей 1 Закона ограничения, связанные с раскрытием банковской тайны, не искажают сущности прав граждан и организаций, а также гарантий их защиты, являются оправданными, допустимыми и пропорциональными. При этом устанавливаемые Законом ограничения банковской тайны должны применяться в объеме и пределах, необходимых государственным органам для обеспечения возложенных на них функций, иным лицам – для исполнения принятых ими на себя обязательств либо реализации своих прав, и в точном соответствии с положениями Закона. Конституционный Суд полагает, что правоприменителю при реализации положений Закона необходимо соблюдать соразмерность ограничения права на личную жизнь достигаемым в результате такого ограничения конституционным интересам и целям, а также обеспечивать гарантии от злоупотреблений в отношении применения указанного ограничения.

 

Конституционный Суд также отмечает, что на защиту прав клиентов банка направлены положения излагаемой в новой редакции статьи 121 Кодекса, в силу которых на лиц, получивших в соответствии с данной статьей сведения, составляющие банковскую тайну, распространяются требования части второй этой статьи, установленные для банков; лица, получившие в соответствии с указанной статьей сведения, составляющие банковскую тайну, не вправе разглашать эти сведения без согласия клиента, в том числе владельца счета и (или) вклада (депозита) или поклажедателя, за исключением случаев, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь, и в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь несут ответственность за разглашение таких сведений.

 

5.2. Пунктом 7 статьи 1 Закона часть четвертая статьи 22 Кодекса дополняется положениями, согласно которым в случаях, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь о предотвращении легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения, Национальный банк, банки и небанковские кредитно-финансовые организации замораживают средства, блокируют банковские операции. При этом в силу новой редакции статьи 136 Кодекса Национальный банк, банки и небанковские кредитно-финансовые организации не несут ответственности за ущерб, причиненный в результате указанных действий (абзац четвертый пункта 45 статьи 1 Закона).

 

В ходе проверки конституционности данных положений Закона Конституционный Суд основывается на правовой позиции, выраженной им ранее в решениях, предметом рассмотрения которых являлись соответствующие положения Закона Республики Беларусь «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения» (решения от 4 июня   2010 г., от 16 апреля 2014 г., от 18 июня 2014 г. и от 3 июня 2016 г.). Суть данной позиции сводится к тому, что законодатель при установлении правового механизма противодействия легализации полученных преступным путем доходов и воспрепятствования финансированию терроризма вправе предусматривать меры, направленные на предупреждение таких деяний.

 

Кроме того, в решении Конституционного Суда от 3 июня 2016 г. при оценке конституционности вносимых в Закон «О мерах по предотвращению легализации доходов, полученных преступным путем, финансирования террористической деятельности и финансирования распространения оружия массового поражения» дополнений, касающихся закрепления в нем терминов «блокирование финансовой операции» и «замораживание средств» с одновременным раскрытием их содержания, указано, что такое дополнение направлено на реализацию рекомендаций Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ) – межправительственной организации, разрабатывающей международные стандарты по противодействию отмыванию денег, финансированию терроризма и финансированию распространения оружия массового уничтожения и иным угрозам целостности международного финансового порядка, что создает необходимые условия для укрепления положительного имиджа и надежной репутации банковской системы Беларуси в мире и согласуется с положениями статьи 8 Конституции.

 

Исходя из содержания части первой статьи 23 Конституции, допускающей ограничение прав и свобод личности, во взаимосвязи с положением части шестой статьи 44 Конституции, предусматривающим, что осуществление права собственности не должно противоречить общественной пользе и безопасности, ущемлять права и защищаемые законом интересы других лиц, Конституционный Суд считает, что право собственности может быть ограничено законодателем в соответствии с принципом пропорциональности в той мере, в какой это необходимо для достижения конституционно значимых интересов.

 

По мнению Конституционного Суда, принимая во внимание высокую степень общественной опасности финансовых операций, связанных с легализацией преступных доходов, финансированием террористической деятельности и финансированием распространения оружия массового поражения, меры ограничительного характера, устанавливаемые Законом, являются объективно обусловленными, направлены на обеспечение национальной безопасности, общественного порядка, защиту здоровья населения, прав и свобод других лиц, отвечают принципу пропорциональности и согласуются  с Конституцией.

 

В то же время, основываясь на положениях статьи 13 Конституции, в силу которых государство предоставляет всем равные права для осуществления хозяйственной и иной деятельности, кроме запрещенной законом, и гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности, а также равные возможности свободного использования способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (части вторая и четвертая), во взаимосвязи с положением части третьей статьи 44 Конституции, согласно которому собственность, приобретенная законным способом, защищается государством, Конституционный Суд обращает внимание на то, что правоприменителю при реализации полномочий по замораживанию средств, блокированию финансовых операций в случаях, предусмотренных законодательными актами Республики Беларусь, следует обеспечивать эффективную защиту права собственности добросовестных собственников, включая возможность восстановить и защитить свои права и законные интересы. 

 

6. Пунктами 48 и 61 статьи 1 Закона, которыми соответственно вносятся изменения и дополнения в статью 145 и в новой редакции излагается статья 187 Кодекса, закрепляются два подхода к определению размера процентов за пользование кредитом и по вкладу (депозиту): в абсолютном числовом выражении (фиксированная годовая процентная ставка) и исходя из расчетной величины, привязанной к базовому показателю (переменная годовая процентная ставка).

 

При этом пунктом 48 статьи 1 Закона предусматривается, что кредитодатель не вправе в одностороннем порядке увеличить размер процентов за пользование кредитом; условия кредитного договора, позволяющие кредитодателю увеличить размер процентов за пользование кредитом в одностороннем порядке, ограничивают права кредитополучателя и считаются ничтожными; увеличение переменной годовой процентной ставки вследствие увеличения базового показателя не является увеличением размера процентов за пользование кредитом в одностороннем порядке (абзац шестой); размер процентов за пользование кредитом может изменяться на основании законодательного акта Республики Беларусь (абзац седьмой).

 

В свою очередь, вкладополучатель в соответствии с частью третьей статьи 187 Кодекса не вправе в одностороннем порядке уменьшить размер процентов по вкладу (депозиту); условия договора банковского вклада (депозита), позволяющие вкладополучателю уменьшить размер процентов по вкладу (депозиту) в одностороннем порядке, ограничивают права вкладчика и считаются ничтожными; уменьшение переменной годовой процентной ставки вследствие уменьшения базового показателя не является уменьшением размера процентов по вкладу (депозиту) в одностороннем порядке (пункт 61 статьи 1 Закона).

 

Кроме того, в силу новой редакции статьи 186 Кодекса вкладополучатель обеспечивает сохранность вкладов (депозитов) и своевременность исполнения своих обязательств перед вкладчиками, а также обязан возвратить вклад (депозит) в соответствии с условиями договора банковского вклада (депозита); при этом взимание вознаграждения (платы) за возврат вклада (депозита) не допускается (абзацы третий – пятый пункта 61 статьи 1 Закона).

 

Из положений частей второй, четвертой, пятой статьи 13 и части второй статьи 44 Конституции вытекает признание свободы договора, которая Гражданским кодексом Республики Беларусь (абзац седьмой части второй статьи 2) закреплена в числе основных начал гражданского законодательства. При этом свобода договора не является абсолютной, не должна приводить к отрицанию или умалению других общепризнанных прав и свобод и может быть ограничена законом, однако лишь в интересах защиты прав и свобод других лиц.

 

С учетом изложенного Конституционный Суд, оценивая пункты 48 и 61 статьи 1 Закона, которыми вносятся изменения и дополнения в Кодекс, касающиеся процентов за пользование кредитом и по вкладу (депозиту), приходит к выводу, что они согласуются с положениями статей 13 и 44 Конституции о поощрении и охране государством сбережений граждан, создании гарантий возврата вкладов, осуществлении регулирования экономической деятельности в интересах человека и общества.

 

7. Законом (пункт 50 статьи 1) Кодекс дополняется статьей 150, закрепляющей особенности кредитования физических лиц, нормы которой направлены на защиту их интересов как потребителей финансовых услуг в части снятия ограничений в выборе страховой организации и (или) исполнителя оценки стоимости объектов гражданских прав, невзимания вознаграждения (платы) за информацию об условиях кредитования и рассмотрения заявления о предоставлении кредита и иных документов для получения кредита и за открытие банковского счета и зачисление на него суммы кредита.

 

На защиту прав физического лица направлены также положения пункта 50 статьи 1 Закона, предусматривающие, что в случае отказа физического лица от оказания ему дополнительных платных услуг, в том числе от оказания таких услуг посредством заключения иных договоров с кредитодателем и (или) третьими лицами, в целях заключения кредитного договора кредитодатель обязан предложить данному лицу кредит, идентичный по сумме и сроку (абзац десятый); без взимания вознаграждения (платы) должен осуществляться по меньшей мере один из способов предоставления и возврата (погашения) кредита (абзац двенадцатый).

 

При проверке конституционности данных норм Закона Конституционный Суд исходит из положений Конституции, согласно которым человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (часть первая статьи 2), государство обязано обеспечивать права и свободы граждан Республики Беларусь и принимать все доступные ему меры для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть первая статьи 21 и часть первая статьи 59), и полагает, что устанавливаемое правовое регулирование отвечает принципам и нормам Конституции.

 

Таким образом, Конституционный Суд считает, что Закон направлен на укрепление стабильности банковской системы, совершенствование правового положения субъектов банковских правоотношений, порядка создания, деятельности, ликвидации банков и небанковских кредитно-финансовых организаций, улучшение качества оказания банковских услуг, усиление роли банковского сектора в создании привлекательного инвестиционного климата в стране.

 

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в рамках полномочий в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции.

 

Конституционный Суд приходит к выводу о том, что Закон по содержанию норм, форме акта и порядку принятия соответствует Конституции.

 

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частью второй статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьями 103–105 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь

 

РЕШИЛ:

 

1. Признать Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Банковский кодекс Республики Беларусь» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

 

2. Решение вступает в силу со дня принятия.

 

3. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.

 

 

Председательствующий –

Председатель Конституционного Суда

Республики Беларусь                                                                                                              П.П.Миклашевич

Версия для печати