Решение Конституционного Суда Республики Беларусь
10 июля 2018 г. № Р-1136/2018
О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь»

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича  П.П., заместителя Председателя Карпович Н.А., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Козыревой Л.Г., Подгруши В.В., Рябцева В.Н., Рябцева Л.М., Сергеевой О.Г., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

 

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзаца второго части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьи 98 и части первой статьи 101 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве»

 

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь».

 

Заслушав судью-докладчика Рябцева Л.М., проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь» (далее – Закон) и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

 

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 27 июня 2018 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 29 июня 2018 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

 

Законом вносятся изменения и дополнения в Уголовный кодекс Республики Беларусь, Уголовно-процессуальный кодекс Республики Беларусь, Уголовно-исполнительный кодекс Республики Беларусь, Кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях и Процессуально-исполнительный кодекс Республики Беларусь об административных правонарушениях (далее – соответственно УК, УПК, УИК, КоАП и ПИКоАП).

 

При проверке конституционности Закона Конституционный Суд исходит из следующего.

 

1. Республика Беларусь – правовое государство, обеспечивающее законность и правопорядок (части первая и третья статьи 1 Конституции).

 

В Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права; государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства (части первая и вторая статьи 7 Конституции).  Согласно Конституции государство ответственно перед гражданином за создание условий для свободного и достойного развития личности; гражданин ответствен перед государством за неукоснительное исполнение обязанностей, возложенных на него Конституцией (часть вторая статьи 2); каждый, кто находится на территории Республики Беларусь, обязан соблюдать ее Конституцию, законы (статья 52).

 

Руководствуясь положениями части первой статьи 54 Закона «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд проверяет конституционность Закона, устанавливая соответствие его Конституции по содержанию норм, форме, разграничению компетенции между государственными органами и порядку принятия.

 

2. В соответствии с Законом (пункт 3 статьи 1) излагаются в новой редакции отдельные статьи главы 26 УК, устанавливающие уголовную ответственность за преступления против экологической безопасности и природной среды. Так, в новой редакции излагаются статьи 275–277 УК, предусматривающие уголовную ответственность за загрязнение леса, среды произрастания древесно-кустарниковой растительности; за уничтожение либо повреждение леса, древесно-кустарниковой растительности по неосторожности; за незаконную рубку, незаконное уничтожение, удаление, изъятие или повреждение древесно-кустарниковой растительности.

 

Конституционный Суд отмечает, что лес составляет исключительную собственность государства (часть шестая статьи 13 Конституции), которое осуществляет владение, пользование и распоряжение лесами через уполномоченные на то государственные органы (организации), защиту и охрану лесов посредством предупреждения повреждения или ухудшения состояния лесов, своевременного обнаружения и пресечения незаконных рубок, других действий, причиняющих вред лесам, иных нарушений законодательства об использовании, охране, защите и воспроизводстве лесов.

 

В связи с этим Конституционный Суд считает, что корректировка норм УК об уголовной ответственности за указанные противоправные деяния направлена на обеспечение использования лесного фонда в интересах Республики Беларусь, минимизацию рисков, связанных с сохранением лесных ресурсов, древесно-кустарниковой и иной растительности, которые используются или могут использоваться при осуществлении хозяйственной и иной деятельности и имеют потребительскую ценность, поскольку лесной фонд нуждается в особой правовой защите со стороны государства, что согласуется со статьей 46 Конституции, предусматривающей, что государство осуществляет контроль за рациональным использованием природных ресурсов в целях защиты и улучшения условий жизни, а также охраны и восстановления окружающей среды.

 

Пунктом 4 статьи 1 Закона статья 284 УК излагается в новой редакции, устанавливающей уголовную ответственность за нарушение ветеринарных (ветеринарно-санитарных) требований и процедур, установленных техническими регламентами Таможенного союза, Евразийского экономического союза, или ветеринарно-санитарных, зоотехнических правил либо ввоз в Республику Беларусь подконтрольных ветеринарному контролю (надзору) товаров без разрешения на их ввоз.

 

Конституционный Суд отмечает, что согласно Протоколу о техническом регулировании в рамках Евразийского экономического союза, содержащемуся в Приложении № 9 к Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года (далее – Договор о ЕАЭС), государственный контроль (надзор) за соблюдением требований технических регламентов Союза включает в себя принятие предусмотренных законодательством государств-членов мер по пресечению и (или) устранению последствий выявленных нарушений (пункт 2).

 

3. В соответствии с Законом (пункт 5 статьи 1, пункт 13 статьи 4) вносится изменение в статью 2901 УК («Финансирование террористической деятельности»), предусматривающее уголовную ответственность за финансирование проезда к месту обучения для участия в террористической деятельности, а также дополнение в статью 11.80 КоАП, предусматривающее административную ответственность за соответствующее административное правонарушение, совершенное в тех же целях.

 

Конституционный Суд полагает, что установление уголовной и административной ответственности  за финансирование террористической деятельности, в том числе в целях проезда к месту обучения для участия в террористической деятельности, согласуется с положениями Международной конвенции о борьбе с финансированием терроризма 1999 года и направлено на дальнейшее обеспечение своевременного и эффективного предупреждения и предотвращения террористической деятельности посредством противодействия подготовке к совершению террористических преступлений на территории государства и за ее пределами.

 

Согласно указанной Конвенции государства-участники принимают меры, необходимые для воспрепятствования или противодействия подготовке в пределах их соответствующих территорий к совершению этих преступлений на их территории или за ее пределами (статья 18).

 

Положения Закона, уточняющие закрепленный в статье 2901 УК состав преступления «финансирование террористической деятельности» (пункт 5 статьи 1), отвечают международным стандартам, выработанным в рамках Группы разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ).

 

Указанные положения Закона, по мнению Конституционного Суда, направлены на усиление государственных мер превентивного и пресекательного характера в целях противодействия терроризму, обеспечение безопасности Республики Беларусь, защиту прав и свобод человека.

 

4. Положениями статей 2 и 3 Закона в УПК и УИК вносятся изменения и дополнения, устанавливающие особенности осуществления отдельных прав и исполнения обязанностей соответствующими субъектами правоотношений по уголовным делам, содержащим сведения, составляющие государственные секреты, в частности особый порядок ознакомления с процессуальными, судебными документами (их копиями), изготовления копий и выписок из них, оглашения приговора суда.

 

Конституционный Суд отмечает, что конституционное право на судебную защиту (часть первая статьи 60 Конституции) предопределяет предоставление заинтересованным лицам реальной возможности на основе принципов состязательности и равенства сторон в процессе (часть первая статьи 115 Конституции) реализовывать принадлежащие им процессуальные права, поскольку часть вторая статьи 34 Конституции обязывает государственные органы, должностных лиц предоставить гражданину возможность ознакомления с материалами, затрагивающими его права и законные интересы; лицу должна быть доступна информация, если собранные материалы затрагивают его права и законные интересы. Частью третьей статьи 34 Конституции установлено, что пользование информацией, к числу которой относятся и государственные секреты, может быть ограничено законодательством.

 

По мнению Конституционного Суда, положения Закона, устанавливающие в УПК и УИК особенности осуществления отдельных прав и исполнения обязанностей соответствующими субъектами правоотношений по уголовным делам, содержащим сведения, составляющие государственные секреты, имеют целью недопущение их использования в ущерб интересам гражданина, общества и государства, а также обеспечение возможности судебной защиты в указанных сферах правоотношений, связанных с государственными секретами, с учетом баланса интересов прав и обязанностей сторон, гарантий прав участников правоотношений.

 

5. В соответствии с частями второй, четвертой статьи 13 Конституции граждане самостоятельно определяют сферу своей экономической деятельности, осуществляют ее в индивидуальном порядке или совместно с другими лицами, выбирают экономическую стратегию развития бизнеса, используя свое имущество с учетом конституционных гарантий права собственности (часть вторая статьи 44 Конституции) и поддержки государством добросовестной конкуренции.

 

Пунктами 10, 11, 13, 16–20 статьи 4 Закона вносятся изменения и дополнения в КоАП, в соответствии с которыми уточняются составы ряда административных правонарушений и меры административной ответственности за административные правонарушения в области валютного, антимонопольного законодательства, монополистической деятельности, недобросовестной конкуренции; за нарушение порядка приема денежных средств при реализации товаров (работ, услуг) за наличный расчет; за отсутствие учета начисленных или выплаченных (выданных в натуральной форме) плательщику доходов либо неотражение (неполное отражение) доходов в учете и др.

 

Конституционный Суд отмечает, что монополистические действия и недобросовестная конкуренция, направленные на вытеснение различными способами с рынка отдельных хозяйствующих субъектов либо на ограничение их экономических, организационных и иных возможностей, могут привести к ущемлению интересов потребителей, в том числе за счет снижения предложения, повышения цен на товары и услуги. Увеличение размеров штрафов за нарушение антимонопольного законодательства (пункт 11 статьи 4 Закона) направлено на обеспечение эффективного использования инструментов антимонопольного контроля и регулирования в целях развития производства, повышения его конкурентоспособности, удовлетворения интересов потребителей, поощрения правомерных методов ведения бизнеса, создания условий для свободного развития творческой предпринимательской инициативы и эффективного развития экономики.

 

В Договоре о ЕАЭС закреплены общие принципы конкуренции, которые подлежат развитию в законодательстве государств-членов в виде запретов на соглашения, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, а также в виде эффективных санкций за совершение действий, не допускающих, ограничивающих или устраняющих конкуренцию (статья 75).

 

В новой редакции статей 11.24–11.26 КоАП, предусматривающих увеличение размеров штрафов за нарушения антимонопольного законодательства, включая злоупотребление доминирующим положением, недобросовестную конкуренцию и др., реализованы принципы эффективности, соразмерности, обеспеченности, неотвратимости и определенности санкций за совершение антиконкурентных действий, закрепленные в Договоре о ЕАЭС (пункт 6 статьи 75).

 

Указанные положения Закона отвечают также положениям статьи 75 Договора о ЕАЭС, предусматривающим обязанности государств-членов принимать эффективные меры по предупреждению, выявлению и пресечению вышеуказанных действий (бездействия) (пункт 3); устанавливать в законодательстве штрафные санкции за совершение антиконкурентных действий в отношении хозяйствующих субъектов (субъектов рынка) и должностных лиц органов власти (пункт 6).

 

Согласно части второй статьи 133 Конституции за счет налогов, определяемых законом, других обязательных платежей, а также иных поступлений формируются доходы бюджета, являющегося экономической основой государства. Закрепление Законом санкций за повторные неуплату либо неполную уплату сумм налогов, сборов (пошлин), а также нарушения установленного порядка учета налоговым агентом доходов, подлежащих налогообложению (абзацы пятый, шестой пункта 17, абзацы восьмой, девятый пункта 18 статьи 4 и др.), основывается на конституционных положениях об ответственности граждан перед государством за неукоснительное исполнение обязанностей, возложенных на них Конституцией (часть вторая статьи 2), их обязанности принимать участие в финансировании государственных расходов путем уплаты государственных налогов, пошлин и иных платежей (статья 56), направлено на обеспечение поступления сумм налогов в бюджет в установленные сроки, законности действий лиц, ответственных за учет налоговых поступлений.

 

По мнению Конституционного Суда, повышение размеров штрафов, применяемых в качестве административных взысканий за совершение правонарушений, предусмотренных статьями 13.5–13.7 КоАП, посягающих на установленный законодательством порядок налогообложения, а также уточнение административной ответственности за нарушения валютного законодательства (пункт 10, абзац четвертый пункта 11, пункты 17–19 статьи 4 Закона) направлено на стимулирование правомерного поведения хозяйствующих субъектов и иных лиц, дифференциацию публично-правовой ответственности в зависимости от тяжести содеянного, размера и характера причиненного ущерба, степени вины правонарушителя и иных существенных обстоятельств, обусловливающих индивидуализацию ответственности при применении тех или иных мер государственного принуждения; повышение предупредительного воздействия административных взысканий, их минимизацию в указанных сферах правоотношений и создание таким образом надлежащих условий для развития предпринимательской и иной экономической деятельности.

 

6. Статьей 4 Закона устанавливается административная ответственность за включение должностными лицами в извещение в том числе сумм платы за дополнительные жилищно-коммунальные услуги без заключения договоров на их оказание с потребителями (пункт 14), а также  за умышленное незаконное разглашение персональных данных лицом, которому они стали известны в связи с его профессиональной или служебной деятельностью (пункт 24).

 

Установление административной ответственности за нарушение порядка включения в извещение сумм платы за жилищно-коммунальные услуги либо включение в него иных платежей (статья 11.83 КоАП)  направлено на защиту прав потребителей жилищно-коммунальных услуг, вред которым может быть причинен незаконным выставлением платы за жилищно-коммунальные услуги (без заключения договоров), права по своему усмотрению обращаться за оказанием услуг, не являющихся в силу законодательства обязательными. Такая мера направлена на обеспечение соблюдения требований в части порядка оплаты жилищно-коммунальных услуг, законности и правопорядка в данной сфере и согласуется с конституционным требованием о недопустимости понуждения к исполнению обязанностей, не предусмотренных Конституцией и ее законами (статья 58).

 

Устанавливаемые пределы штрафа позволяют индивидуализировать административную ответственность, определять размер взыскания с учетом характера совершенного деяния, степени вины привлекаемого к ответственности лица, его финансового положения, и тем самым данное административное взыскание отвечает требованиям справедливости, может быть назначено в том размере, который является необходимым для защиты конституционно гарантируемых интересов.

 

Установление административной ответственности за умышленное незаконное разглашение персональных данных лицом, которому такие данные стали известны в связи с его профессиональной или служебной деятельностью (статья 22.13 КоАП), согласуется с конституционными предписаниями о праве каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, от посягательства на его честь и достоинство, о том, что пользование информацией может быть ограничено законодательством в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав (статья 28, часть третья статьи 34 Конституции), и направлено на создание дополнительного правового механизма защиты прав граждан и обеспечение гарантий, что персональные данные будут использованы только в предусмотренных государственно значимых целях и не во вред  правам, свободам и законным интересам их обладателей, а также на предупреждение совершения административных правонарушений лицами, которым персональные данные стали известны в связи с их профессиональной или служебной деятельностью.

 

7. В КоАП вносятся дополнения, предусматривающие установление такого дополнительного административного взыскания, как административный запрет на посещение физкультурно-спортивных сооружений, предусматривающий временный запрет физическому лицу посещать физкультурно-спортивные сооружения во время проведения спортивно-массовых мероприятий, спортивных соревнований (пункт 5 статьи 4 Закона).

 

Конституционный Суд считает, что внесение в КоАП данного дополнения направлено на воспитание физического лица, совершившего административное правонарушение на территории физкультурно-спортивного сооружения во время проведения спортивно-массового мероприятия, спортивного соревнования, а также предупреждение совершения таких правонарушений как самим физическим лицом, совершившим правонарушение, так и другими физическими лицами, создание правовой основы деятельности должностных лиц органов внутренних дел при исполнении постановления об административном запрете на посещение физкультурно-спортивных сооружений в целях обеспечения законности и правопорядка с учетом интересов личности, общества и государства и отвечает требованиям части третьей статьи 1, частей первой и второй статьи 2 Конституции.

 

При этом Конституционный Суд отмечает, что установление Законом административного запрета на посещение физкультурно-спортивных сооружений согласуется с международными стандартами в сфере борьбы с насилием и хулиганским поведением зрителей во время проведения спортивных соревнований и других спортивных мероприятий.

 

Так, согласно статье 3 Европейской конвенции о предотвращении насилия и хулиганского поведения зрителей во время спортивных мероприятий и в частности футбольных матчей 1985 года государства обязуются принять законодательство, предусматривающее наказания или административные меры в отношении лиц, признанных виновными в совершении правонарушений, связанных с насилием или хулиганскими действиями зрителей (пункт 1); предпринимать конкретные действия вокруг стадионов и на стадионах для предупреждения или подавления насилия и хулиганских поступков, в частности выводить со стадионов или не пропускать на них, насколько это юридически возможно, известных или потенциальных зачинщиков беспорядков и лиц, находящихся в состоянии алкогольного опьянения или наркотического воздействия (пункт 4).

 

В соответствии с дополнением, вносимым пунктом 5 статьи 4 Закона, в части 2 статьи 6.13 КоАП устанавливается, что административный запрет на посещение физкультурно-спортивных сооружений может применяться за совершение на территории физкультурно-спортивного сооружения во время проведения спортивно-массового мероприятия, спортивного соревнования административных правонарушений, указанных в статьях 9.1, 16.10, 17.1, 17.3, 17.10, 17.11, 17.14, 23.4, 23.34 КоАП, если за совершенное правонарушение предусмотрен административный арест.

 

В связи с этим Конституционный Суд обращает внимание правоприменителя на необходимость использования при наложении административного взыскания в виде административного запрета на посещение физкультурно-спортивных сооружений единообразного и сбалансированного подхода, исходя из того, что основанием такого запрета может быть только совершение административного правонарушения на территории физкультурно-спортивного сооружения во время проведения спортивно-массового мероприятия, спортивного соревнования, при этом должны учитываться характер и вредные последствия совершенного административного правонарушения, обстоятельства его совершения, личность физического лица, совершившего административное правонарушение, а также требование пропорционального ограничения прав в виде такого запрета, не ограничивающего права на участие в культурной жизни и занятие физической культурой и спортом в большей мере, чем это необходимо для указанных целей.

 

8. В ПИКоАП вносятся изменения и дополнения, в соответствии с которыми уточняется компетенция отдельных органов, ведущих административный процесс, уполномоченных рассматривать дела об административных правонарушениях.

 

Статья 11.11 «Объявление постановления по делу об административном правонарушении и вручение копии постановления» ПИКоАП дополняется частью 5, предусматривающей, что при привлечении к административной ответственности лица, не являющегося собственником транспортного средства, за совершение административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 18.16 КоАП, орган, наложивший административное взыскание, не позднее следующего дня после вынесения постановления о наложении административного взыскания информирует об этом собственника транспортного средства. При этом собственнику транспортного средства сообщается об основаниях и условиях возможного применения специальной конфискации транспортного средства за совершение виновным лицом в последующем аналогичных нарушений правил дорожного движения (пункт 19 статьи 5 Закона).

 

Конституционный Суд отмечает, что таким образом реализована правовая позиция, изложенная в решении Конституционного Суда от 5 июля 2013 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь по вопросам усиления мер ответственности за управление транспортным средством в состоянии опьянения». В данном решении обращено внимание правоприменителя на необходимость обеспечения защиты прав собственника транспортного средства и принятия им соответствующих мер в случае привлечения лица, которому доверено управление таким средством, к административной ответственности за совершение правонарушения, предусмотренного статьей 18.16 КоАП. В связи с этим отмечено, что суд, органы, ведущие административный процесс, и их должностные лица должны надлежащим образом уведомить собственника транспортного средства, явившегося орудием или средством совершения правонарушения, о возможной специальной конфискации транспортного средства независимо от права собственности при повторном (в течение года после наложения административного взыскания) совершении указанным лицом аналогичного противоправного деяния.

 

Статья 12.2 «Порядок обжалования и опротестования постановления по делу об административном правонарушении» ПИКоАП дополняется частью 4, предусматривающей, что суд (судья), за исключением судебной коллегии по экономическим делам Верховного Суда Республики Беларусь, экономических судов областей (города Минска) и их судей, вправе при подаче в суд жалобы на постановление по делу об административном правонарушении, не связанному с осуществлением предпринимательской деятельности, полностью или частично освободить от уплаты государственной пошлины физическое лицо исходя из его имущественного положения и на основании его письменного заявления. К заявлению об освобождении от уплаты государственной пошлины должны прилагаться документы, свидетельствующие о материальном и семейном положении физического лица (пункт 20 статьи 5 Закона).

 

Путем внесения дополнения в статью 12.2 ПИКоАП реализовано решение Конституционного Суда от 25 сентября 2013 г. «Об установлении процессуального порядка освобождения от уплаты государственной пошлины за подачу в суд жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях», которым в целях обеспечения конституционного принципа верховенства права, соблюдения конституционного права каждого на судебную защиту и устранения пробела в законодательстве, устанавливающем порядок административного процесса, признано необходимым внесение в ПИКоАП дополнений в части определения порядка освобождения судом (судьей) физических лиц от уплаты государственной пошлины за подачу в суд жалоб на постановления по делам об административных правонарушениях.

 

Конституционный Суд отмечает, что вносимые Законом в ПИКоАП изменения и дополнения направлены на уточнение порядка административного процесса, прав и обязанностей его участников,  порядка исполнения административных взысканий, согласование положений КоАП и ПИКоАП, достижение однозначного понимания и единообразного применения соответствующих правовых норм, усиление гарантий государственной защиты каждого гражданина для того, чтобы каждый совершивший административное правонарушение был подвергнут справедливому административному взысканию и ни один невиновный не был привлечен к административной ответственности, на реализацию конституционного принципа верховенства права и основанного на нем принципа правовой определенности, обеспечение режима законности в административном процессе.

 

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в пределах полномочий, предоставленных пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции.

 

На основании изложенного Конституционный Суд приходит к выводу, что по содержанию норм, форме акта и порядку принятия Закон соответствует Конституции.

 

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частью второй статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьями 103–105 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь

 

РЕШИЛ:

 

1. Признать Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в некоторые кодексы Республики Беларусь» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

 

2. Решение вступает в силу со дня принятия.

 

3. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.

 

 

Председательствующий –

Председатель Конституционного Суда

Республики Беларусь                                                                                                               П.П.Миклашевич

 

Версия для печати