Решение Конституционного Суда Республики Беларусь
8 июня 2018 г. № Р-1126/2018
О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Воздушный кодекс Республики Беларусь»

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Карпович Н.А., судей Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Козыревой Л.Г., Подгруши В.В., Рябцева В.Н., Рябцева Л.М., Сергеевой О.Г., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

 

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзаца второго части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьи 98 и части первой статьи 101 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве»

 

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Воздушный кодекс Республики Беларусь».

 

Заслушав судью-докладчика Данилюка С.Е., проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Воздушный кодекс Республики Беларусь» и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

 

Закон Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Воздушный кодекс Республики Беларусь» (далее – Закон) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 17 мая 2018 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 30 мая 2018 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

 

Законом в Воздушный кодекс Республики Беларусь вносятся дополнения и изменения, обусловленные необходимостью совершенствования правовых и организационных основ использования воздушного пространства, дальнейшего развития авиации в целях обеспечения потребностей граждан и экономики в воздушных перевозках, обороны и безопасности государства, а также приведения норм Воздушного кодекса в соответствие с требованиями международно-правовых актов.

 

Конституционный Суд в рамках своих полномочий по осуществлению обязательного предварительного контроля конституционности законов проверяет соответствие Закона Конституции:

 

исходя из норм Конституции, устанавливающих, что Республика Беларусь обеспечивает законность и правопорядок (часть третья статьи 1), человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (часть первая статьи 2), а обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь – высшей целью государства (часть первая статьи 21);

 

основываясь на конституционных положениях об обязанности государства принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть первая статьи 59);

 

руководствуясь нормами о возможности ограничения прав и свобод личности в соответствии с частью первой статьи 23 Конституции, устанавливающей, что такое ограничение допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц;

 

принимая во внимание конституционные положения о праве каждого на жизнь (часть первая статьи 24) и охрану здоровья (часть первая статьи 45);

 

учитывая предписания Конституции, согласно которым Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства (часть первая статьи 8), государство гарантирует права и свободы граждан Беларуси, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства (часть третья статьи 21).

 

1. Законом вносятся дополнения и изменения, предусматривающие определения новых терминов «беспилотный авиационный комплекс», «летная годность», «сертификат экземпляра», а также уточняющие термины «государственная авиация», «сертификат типа», «экспериментальные полеты» и некоторые другие (пункт 1 статьи 1 Закона).

 

Конституционный Суд отмечает, что использование указанных и иных терминов, обусловленное научно-техническим прогрессом, отражает потребности в более полном законодательном регулировании, соответствующем современному уровню развития авиации, задачам повышения качества организации воздушного движения, летной эксплуатации и технического обслуживания авиационной и другой техники, обеспечения безопасности полетов и создания более комфортных условий для пассажиров.

 

По мнению Конституционного Суда, закрепление в Воздушном кодексе единой терминологии, согласование его норм с требованиями Международной организации гражданской авиации (ИКАО) отвечают установленному в части первой статьи 7 Конституции принципу верховенства права и вытекающему из него принципу правовой определенности, а также положению части первой статьи 8 Конституции о том, что Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.

 

2. Пунктом 1 статьи 1 Закона излагается в новой редакции определение понятия «государственная авиация», под которой понимается авиация, используемая республиканскими органами государственного управления, иными государственными органами и организациями, республиканским государственно-общественным объединением «Добровольное общество содействия армии, авиации и флоту Республики Беларусь» (ДОСААФ) для осуществления военной, пограничной, таможенной службы, правоохранительной деятельности, предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера, решения задач в области мобилизационной подготовки, а также для решения иных государственных задач, связанных с применением авиации, определяемых Президентом Республики Беларусь.

 

Данное определение уточняет правовой статус государственной авиации и указывает на ее принадлежность государственным органам и организациям, а также ДОСААФ, что служит более четкому разграничению государственной, гражданской и экспериментальной авиации.

 

Такой подход, по мнению Конституционного Суда, отвечает вытекающему из принципа верховенства права (часть первая статьи 7 Конституции) принципу правовой определенности, предполагающему ясность, точность, непротиворечивость и логическую согласованность норм.

 

Уточнение полномочий Президента Республики Беларусь в части определения государственных задач, связанных с применением авиации, согласуется с положениями статьи 79 Конституции, в соответствии с которыми Президент принимает меры по охране суверенитета Республики Беларусь, ее национальной безопасности и территориальной целостности (часть вторая). 

 

3. Согласно действующей редакции статьи 22 Воздушного кодекса контроль за безопасностью полетов воздушных судов гражданской и государственной авиации возложен на специально уполномоченные органы в области гражданской авиации и обороны соответственно. В то же время Воздушным кодексом не определен контролирующий орган в области экспериментальной авиации.

 

Вместе с тем деятельность в области экспериментальной авиации, под которой понимается авиация, используемая для проведения научно-исследовательских, опытно-конструкторских работ, а также испытаний авиационной и другой техники (статья 1 Воздушного кодекса), связана с источниками повышенной опасности. Указанное обусловливает необходимость организации надлежащего контроля за деятельностью в области экспериментальной авиации и авиационного персонала в части обеспечения безопасности полетов экспериментальных воздушных судов со стороны уполномоченного государственного органа.

 

В связи с этим в статьи 22 и 36 Воздушного кодекса вносятся дополнения, предусматривающие возложение контроля за деятельностью в области экспериментальной авиации и авиационного персонала в части обеспечения безопасности полетов экспериментальных воздушных судов на специально уполномоченный орган в области экспериментальной авиации (пункты 5 и 15 статьи 1 Закона).

 

Учитывая, что развитие экспериментальной авиации сопряжено с повышенными рисками для жизни и здоровья экипажа воздушного судна, осуществляющего испытательные полеты, Конституционный Суд отмечает, что устранение указанного пробела в области осуществления контроля за деятельностью в области экспериментальной авиации направлено на дополнительное обеспечение конституционных гарантий защиты жизни и здоровья каждого (часть первая статьи 24, часть первая статьи 45) и соответствует положениям Конституции о том, что государственные органы, должностные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности; эти органы и лица несут ответственность за действия, нарушающие права и свободы личности (части вторая и третья статьи 59).

 

4. Законом (пункт 16 статьи 1) излагается в новой редакции статья 381 Воздушного кодекса, регламентирующая медицинское обеспечение полетов гражданских воздушных судов, в которой предусматриваются в том числе своевременное оказание скорой медицинской помощи авиационному персоналу гражданской авиации, пассажирам воздушных судов и другим лицам, находящимся на территории аэропорта; оснащение гражданских воздушных судов необходимыми запасами лекарственных средств и медицинских изделий; обучение экипажа гражданского воздушного судна методам оказания первой помощи при состояниях, представляющих угрозу для жизни и (или) здоровья пассажиров на борту гражданского воздушного судна, и ряд других новаций.

 

Указанные изменения законодательства обусловлены, в частности, необходимостью обеспечения согласованности норм Воздушного кодекса с положениями Закона Республики Беларусь «О здравоохранении». Так, согласно статье 16 Закона «О здравоохранении» пациентам может быть оказана плановая либо скорая медицинская помощь; скорая медицинская помощь оказывается при внезапном возникновении у пациента заболеваний, состояний и (или) обострении хронических заболеваний, требующих экстренного или неотложного медицинского вмешательства.

 

Конституционный Суд полагает, что устанавливаемое правовое регулирование медицинского обеспечения полетов гражданских воздушных судов имеет целью достижение более качественной организации предоставления своевременных медицинских услуг как для членов летного экипажа воздушного судна и авиапассажиров во время полета воздушного судна, так и для лиц, находящихся на территории аэропорта, что направлено на реализацию гарантированного Конституцией права граждан Республики Беларусь на охрану здоровья; создание государством условий доступного для всех граждан медицинского обслуживания (части первая и вторая статьи 45).

 

Указанные законоположения направлены также на обеспечение безопасности полетов воздушных судов как комплексной характеристики деятельности в области авиации, определяющей способность выполнения полетов воздушных судов без угрозы для жизни и (или) здоровья граждан (статья 1 Воздушного кодекса), что обусловлено конституционными установлениями о человеке, его правах, свободах и гарантиях их реализации как высшей ценности и цели общества и государства и служит реализации главного направления деятельности государства и всех его органов (часть первая статьи 2, часть первая статьи 21, часть вторая статьи 59 Конституции).

 

5. Законом вносятся дополнения в статью 781 «Предоставление персональных данных пассажиров воздушных судов и иной информации о перевозке пассажиров» Воздушного кодекса, в соответствии с которыми, в частности, устанавливается, что в целях обеспечения авиационной безопасности и информирования перевозчиков, осуществляющих международные воздушные перевозки пассажиров, о пассажирах, которым будет отказано во въезде в Республику Беларусь или иное государство, являющееся государством назначения или транзита, перевозчики обеспечивают передачу персональных данных пассажиров воздушных судов, покидающих и направляющихся в Республику Беларусь, и иной информации о перевозке пассажиров в информационные системы Министерства транспорта и коммуникаций Республики Беларусь в соответствии с законодательством Республики Беларусь, а при осуществлении международных воздушных перевозок пассажиров – также в уполномоченные органы иностранных государств в соответствии с международными договорами Республики Беларусь или законодательством иностранных государств, являющихся государствами отправления, назначения или транзита.

 

Оценивая законодательное регулирование порядка предоставления персональных данных пассажиров воздушных судов, Конституционный Суд отмечает, что оно в определенной мере ограничивает предусмотренное Конституцией право каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь (статья 28). Вместе с тем, по мнению Конституционного Суда, такое ограничение является объективно обусловленным и вынужденным средством, необходимым для достижения социально оправданной цели борьбы с преступлениями террористической направленности и иными тяжкими преступлениями, соответствует части первой статьи 23 Конституции, устанавливающей, что ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты здоровья населения, прав и свобод других лиц.

 

Такой подход согласуется и с положениями статьи 29 Всеобщей декларации прав человека, статьи 8 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, а также вытекает из требований ряда резолюций Совета Безопасности ООН и других международно-правовых актов.

 

Так, в резолюции 2178 (2014) Совета Безопасности ООН, принятой 24 сентября 2014 г., закреплено требование о том, чтобы государства-члены предотвращали въезд на свою территорию или транзит через нее лиц, предположительно являющихся иностранными боевиками-террористами (пункт 8). Государства-члены призваны требовать, чтобы авиационные компании, действующие на их территории, заблаговременно представляли соответствующим национальным властям информацию о пассажирах для выявления случаев выезда с их территории или попыток въезда на их территорию или транзитного проезда через нее на борту воздушных судов гражданской авиации лиц, обозначенных Комитетом Совета Безопасности, учрежденным резолюциями 1267 (1999) и 1989 (2011) по организации «Аль-Каида» и связанным с ней лицам и организациям (пункт 9).

 

Согласно Докладу 9-го совещания Группы экспертов ИКАО по упрощению формальностей (Монреаль, 4–7 апреля 2016 г.) каждое Договаривающееся государство создает систему предварительной информации о пассажирах (API); система API каждого Договаривающегося государства поддерживается соответствующим правовым документом (например, законодательством, нормативным положением или указом) и соответствует признанным международным стандартам для API (пункты 9.5, 9.6).

 

Наряду с этим в резолюции 2178 (2014) Совета Безопасности ООН закреплено требование о том, что любые меры, принимаемые государствами-членами в целях борьбы с терроризмом, должны согласовываться со всеми обязательствами по международному праву, в частности с международными стандартами в области прав человека и основных свобод. В Докладе Верховного комиссара ООН по правам человека о защите прав человека и основных свобод в условиях борьбы с терроризмом от 19 декабря 2014 г. (A/HRС/28/28) также содержится призыв к государствам обеспечить, чтобы любые меры, оборачивающиеся вмешательством в право на неприкосновенность личной жизни, являлись одновременно необходимыми и соразмерными конкретному риску, чтобы во избежание дискриминационных мер и/или неправомерного использования личных данных были предусмотрены процессуальные гарантии и механизм эффективного и независимого надзора и чтобы в случае нарушений потерпевшим предоставлялись средства правовой защиты (пункт 53).

 

Исходя из положений Конституции, согласно которым человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (часть первая статьи 2), каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь (статья 28), а также с учетом международных стандартов в области прав человека, закрепленных в документах различного уровня, Конституционный Суд обращает внимание правоприменителя на необходимость обеспечения прав граждан на защиту от неправомерного или произвольного вмешательства в их личную жизнь в ходе реализации положений Закона при осуществлении сбора, обработки, использовании и хранении персональных данных пассажиров воздушных судов. Указанные операции с персональными данными должны осуществляться только в предусмотренных законом целях, быть необходимыми для их достижения и исчерпываться сроками, достаточными для выполнения этих целей.

 

Оценивая содержание Закона, Конституционный Суд считает, что вносимые Законом дополнения и изменения направлены на дальнейшее совершенствование правового регулирования деятельности в области авиации, которое, наряду с повышением эффективности организации использования воздушного пространства в Республике Беларусь, призвано обеспечить надлежащий уровень безопасности полетов воздушных судов и более качественное обслуживание авиапассажиров, что соответствует положениям Конституции и отвечает международно-правовым стандартам и принципам. 

 

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в рамках полномочий в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в рамках полномочий в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции.

 

Таким образом, Конституционный Суд приходит к выводу о том, что по содержанию норм, форме акта и порядку принятия Закон соответствует Конституции.

 

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частью второй статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьями 103–105 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь

 

РЕШИЛ:

 

1. Признать Закон Республики Беларусь «О внесении дополнений и изменений в Воздушный кодекс Республики Беларусь» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

 

2. Решение вступает в силу со дня принятия.

 

3. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.

 

 

Председательствующий –

Председатель Конституционного Суда

Республики Беларусь                                                                                                    П.П.Миклашевич

Версия для печати