Решение Конституционного Суда Республики Беларусь
8 июня 2018 г. № Р-1125/2018
О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О защите прав потребителей»

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича  П.П., заместителя Председателя Карпович Н.А., судей Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Козыревой Л.Г., Подгруши В.В., Рябцева В.Н., Рябцева Л.М., Сергеевой О.Г., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

 

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзаца второго части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьи 98 и части первой статьи 101 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве»

 

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О защите прав потребителей».

 

Заслушав судью-докладчика Подгрушу В.В., проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О защите прав потребителей» и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

 

Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О защите прав потребителей» (далее – Закон) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 17 мая 2018 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 30 мая 2018 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

 

Принятие Закона обусловлено необходимостью совершенствования отдельных норм Закона Республики Беларусь «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей), их согласования с нормами иных законодательных актов, а также международно-правовых актов, составляющих право Евразийского экономического союза.

 

1. Конституционный Суд в рамках своих полномочий по осуществлению обязательного предварительного контроля конституционности законов проводит проверку Закона исходя из верховенства Конституции и непосредственного действия ее норм, учитывая:

 

положения Конституции, провозгласившие Республику Беларусь социальным правовым государством, в котором человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (часть первая статьи 1, часть первая статьи 2);

 

установленный в Республике Беларусь принцип верховенства права, в силу которого государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства (части первая и вторая статьи 7 Конституции); равенство всех перед законом и право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов (статья 22 Конституции);

 

предусмотренные в статье 8 Конституции положения о признании Республикой Беларусь приоритета общепризнанных принципов международного права и обеспечении соответствия им законодательства; о возможности вхождения Республики Беларусь в соответствии с нормами международного права на добровольной основе в межгосударственные образования и выхода из них; о недопущении заключения международных договоров, которые противоречат Конституции;

 

конституционную норму о гарантировании государством прав и свобод граждан Беларуси, закрепленных в Конституции, законах и предусмотренных международными обязательствами государства (часть третья статьи 21 Конституции);

 

закрепленное в Конституции положение о том, что государство обязано принимать все доступные ему меры для создания внутреннего и международного порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть первая статьи 59 Конституции).

 

Руководствуясь частью первой статьи 54 Закона «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд проверяет конституционность Закона на его соответствие Конституции, международно-правовым актам, ратифицированным Республикой Беларусь, по содержанию норм, форме, с точки зрения разграничения компетенции между государственными органами, а также по порядку его принятия.

 

2. Исходя из положений Конституции, определяющих права граждан и организаций и гарантии их реализации в сфере экономических отношений (части вторая, четвертая статьи 13, часть вторая статьи 44), во взаимосвязи с конституционно установленной  обязанностью государства осуществлять регулирование экономической деятельности в интересах человека и общества, обеспечивать направление и координацию государственной и частной экономической деятельности в социальных целях (часть пятая статьи 13), законодатель в рамках своей дискреции по осуществлению правового регулирования предпринимательской и иной хозяйственной деятельности (пункт 2 части первой статьи 97, пункт 1 части первой статьи 98 Конституции) обеспечивает создание благоприятных условий для развития экономики путем как непосредственного регулирующего воздействия на поведение субъектов хозяйствования, так и стимулирования свободной экономической деятельности, основанной на балансе частных и публичных интересов.

 

Законодательное регулирование экономических отношений в условиях гарантирования государством равной защиты и равных условий для развития всех форм собственности призвано обеспечивать такое воздействие государства на экономические процессы, которое в наибольшей мере способствовало бы реализации конституционных прав и гарантий, предотвращало их нарушение. При этом гарантированные всем равные возможности свободного использования способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности уравновешиваются как предусматриваемым для таких лиц требованием ответственного отношения к правам и законным интересам тех, кого затрагивает их экономическая деятельность, так и возможностью привлечения виновных лиц к гражданско-правовой и иной ответственности.

 

В силу изложенного Конституционный Суд отмечает правомерность установления в качестве одного из приоритетных направлений законодательной политики в государстве должной регламентации вопросов, касающихся дальнейшего развития системы государственной защиты прав потребителей, обеспечения необходимых требований к качеству и безопасности товаров, работ, услуг и ограждения тем самым не только интересов конкретных потребителей, но и общества в целом от недобросовестных действий изготовителей, исполнителей, поставщиков, продавцов, представителей и др.

 

Определяя содержание и принципы осуществления прав и обязанностей субъектов правоотношений, на которых распространяется действие Закона о защите прав потребителей, законодатель совершенствует механизмы и способы защиты прав таких субъектов, обеспечивая посредством уточнения отдельных положений указанного Закона дальнейшую реализацию конституционных принципов и норм.

 

В связи с изложенным Конституционный Суд обращает внимание на следующие положения.

 

2.1. Ряд изменений, вносимых Законом (пункт 5 статьи 1) в статью 7 Закона о защите прав потребителей, касаются определения требований к предоставлению информации о товарах (работах, услугах).

 

Так, в пункте 1 данной статьи путем указания на Закон о защите прав потребителей, иные акты законодательства, технические регламенты Таможенного союза, технические регламенты Евразийского экономического союза уточняется, требованиям каких нормативных документов должна соответствовать предоставляемая потребителю необходимая и достоверная информация о предлагаемых товарах (работах, услугах).

 

В новой редакции излагаются отдельные положения пункта 2 указанной статьи, входящие в перечень информации о товарах (работах, услугах), которая должна указываться в обязательном порядке: сведения об основных потребительских свойствах товаров (результатов работ, услуг), в том числе в отношении пищевых продуктов (подпункт 2.4); рекомендации и (или) ограничения по использованию пищевых продуктов (подпункт 2.7); сведения об обязательном подтверждении соответствия товаров (выполняемых работ, оказываемых услуг) (подпункт 2.10); необходимые сведения о правилах и условиях эффективного и безопасного пользования товарами (результатами работ, услугами) (подпункт 2.14). Перечень обязательной информации, предоставляемой потребителю, дополняется, в частности, указанием на предоставление сведений о классах энергоэффективности товаров, если их установление предусмотрено законодательством, техническими регламентами Таможенного союза, техническими регламентами Евразийского экономического союза (подпункт 2.131). Кроме того, если действующая редакция пункта 2 статьи 7 Закона о защите прав потребителей содержит фактически исчерпывающий перечень сведений, предоставляемых в обязательном порядке (всего 15 позиций), то скорректированная Законом формулировка содержания данной статьи, наряду с расширением указанного перечня, дополняется подпунктом, в силу которого в соответствии с Законом о защите прав потребителей, иными актами законодательства, техническими регламентами Таможенного союза, техническими регламентами Евразийского экономического союза или соответствующими договорами обязательны для предоставления потребителю и иные сведения, в том числе относящиеся к соответствующему договору и предоставляемые по просьбе потребителя (подпункт 2.16).

 

Законом уточняется статья 8 Закона о защите прав потребителей (пункт 6 статьи 1), регулирующая вопросы предоставления потребителю информации об изготовителях (исполнителях, продавцах).

 

Одновременно уточняются нормы статьи 17 Закона о защите прав потребителей, касающиеся возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара (работы, услуги). Суть вносимых изменений заключается в том, что вред, причиненный жизни, здоровью, наследственности или имуществу потребителя вследствие недостатков товара (результата работы, услуги), а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению в полном объеме изготовителем (исполнителем, продавцом, поставщиком, представителем) независимо от его вины и от того, состоял потребитель с ним в договорных отношениях или нет; при этом вред, причиненный вследствие недостатков товара (результата работы, услуги), а также вследствие недостоверной или недостаточной информации о товаре (работе, услуге), подлежит возмещению, если он возник в течение установленных срока годности или срока службы товара (результата работы), а при отсутствии таковых – в течение 10 лет со дня производства товара (выполнения работы, оказания услуги).

 

Оценивая изменения и дополнения, вносимые в статьи 7, 8 и 17 Закона о защите прав потребителей, в их совокупности и взаимосвязи, Конституционный Суд исходит прежде всего из значимости информации о товарах (работах, услугах), а также об их изготовителях (продавцах, поставщиках, исполнителях) для потребителя, включая всю сферу защиты его прав.

 

В статье 5 Закона о защите прав потребителей в числе первостепенных указано право на информацию (подпункт 1.2 пункта 1), защита которого гарантируется государством (пункт 3).

 

Согласно Руководящим принципам ООН для защиты интересов потребителей, утвержденным резолюцией № 70/186 Генеральной Ассамблеи ООН от 22 декабря 2015 года (далее – Руководящие принципы ООН), доступ потребителей к информации выступает основой их обоснованного выбора в соответствии с индивидуальными запросами и потребностями (подпункт «е» пункта 5), а раскрытие информации и ее прозрачность рассматриваются в качестве принципа и критерия добросовестности деловой практики в сфере торговли (подпункт «с» пункта 11). Руководящими принципами ООН предусматривается, что коммерческим предприятиям надлежит предоставлять потребителям полную, точную и не вводящую в заблуждение информацию о товарах и услугах, соответствующих условиях, причитающихся сборах и конечной стоимости, а также обеспечивать достоверность и легкодоступность информации независимо от используемых технических  средств с тем, чтобы потребители имели возможность самостоятельно принимать обоснованные решения (подпункт «с» пункта 11, пункт 27).

 

Конституционный Суд полагает, что анализируемые положения статей 7, 8 и 17 Закона о защите прав потребителей, развивающие содержательную характеристику норм, касающихся права потребителя на достоверную и необходимую информацию о товарах (работах, услугах), основываются на нормах Конституции (статьи 2, 8, 59), а также направлены на приведение их в соответствие с международно-правовыми актами, составляющими право Евразийского экономического союза.

 

2.2. Законом (абзац девятый пункта 11 статьи 1) корректируются пункты 4 и 5 статьи 12 Закона о защите прав потребителей, в силу которых запрещается реализация товара (выполнение работы, оказание услуги) с недостатками, наличие которых является нарушением обязательных для соблюдения требований по его безопасности, установленных законодательством, техническими регламентами Таможенного союза, техническими регламентами Евразийского экономического союза.

 

Если при соблюдении потребителем установленных правил использования, хранения, транспортировки или утилизации товара (результата работы, услуги) он причиняет или может причинить вред жизни, здоровью, наследственности, имуществу потребителя и окружающей среде, изготовитель (исполнитель) обязан незамедлительно приостановить его производство (реализацию) до устранения причин вреда с соответствующим информированием через средства массовой информации потребителя о возможной опасности товара (работы, услуги). При невозможности устранения причин вреда производство (реализация) такого товара (работы, услуги) прекращается с информированием об этом в установленные сроки соответствующих контрагентов, уполномоченных (компетентных) органов Республики Беларусь, а также потребителя. При этом изготовитель (исполнитель, продавец, поставщик, представитель) обязан принять все необходимые меры по изъятию товара (результата работы) из обращения и отзыву его от потребителя.

 

Одновременно в части второй пункта 5 статьи 12 Закона о защите прав потребителей уточняются субъекты, за счет которых осуществляется информирование потребителя через средства массовой информации о товарах (работах, услугах), представляющих опасность для его жизни, здоровья, наследственности, имущества и окружающей среды, а в пункте 6 указанной статьи – субъекты, обязанные возмещать убытки, причиненные потребителю в связи с неисполнением обязанностей, предусмотренных пунктом 5 указанной статьи: с учетом вносимых Законом дополнений обязанность возмещения убытков потребителю, кроме изготовителя (исполнителя, продавца), возлагается и на поставщика, а также на представителя.

 

Конституционный Суд считает, что изложение анализируемых положений в новой редакции обеспечивает возможность не только усиления законодательных требований к реализации товара (выполнению работы, оказанию услуги) с недостатками, нарушающими установленные требования по его безопасности, но и более ясного и точного определения субъектов, ответственных за выполнение соответствующих действий: по приостановлению производства – изготовитель (исполнитель); по приостановлению реализации, снятию товара (работы, услуги) с производства (реализации) – поставщик (продавец); по изъятию товара (результата работы)  из обращения и отзыву его от потребителя – изготовитель (исполнитель, продавец, поставщик, представитель).

 

Конституционный Суд отмечает, что выполнение предусматриваемых в пунктах 4 и 5 статьи 12 Закона о защите прав потребителей требований объективно способно негативно повлиять как на финансово-экономическую деятельность соответствующих субъектов хозяйствования, так и на уровень удовлетворения интересов потребителей. Вместе с тем Конституционный Суд считает, что закрепляемые предписания, ограничивающие право субъектов хозяйствования на осуществление определенных видов деятельности, направлены на достижение баланса публичных и частных интересов, представляют собой одну из мер, предпринимаемых государством в рамках статьи 59 Конституции, по установлению надлежащего правопорядка, созданию условий для защиты конституционно гарантированных прав граждан на жизнь, на охрану здоровья (часть первая статьи 24, часть первая статьи 45 Конституции), собственности (части первая и третья статьи 44 Конституции), окружающей среды (часть первая статьи 46 Конституции). Данные ограничения являются социально оправданными и необходимыми в целях гарантирования интересов, оговоренных в части первой статьи 23 Конституции, не искажают сущность ограничиваемых прав, отвечают требованиям соразмерности.

 

2.3. Статьей 1 Закона уточняются положения Закона о защите прав потребителей, связанные с использованием банковских платежных карточек, электронных денег, систем дистанционного банковского обслуживания, автоматизированной информационной системы единого расчетного и информационного пространства (пункты 1 и 8), а также предоставлением государственными органами, иными государственными организациями, осуществляющими защиту прав потребителей, в Министерство антимонопольного регулирования и торговли Республики Беларусь по его запросам информации о поступивших обращениях потребителей и иной информации (пункт 31).

 

Конституционный Суд отмечает, что, исходя из европейских стандартов, право на неприкосновенность частной жизни включает как безопасность и секретность передачи персональной информации, так и позитивные обязательства государства по обеспечению неприкосновенности, безопасности и секретности личных данных. Так, согласно статье 5 Конвенции Совета Европы о защите физических лиц при автоматизированной обработке персональных данных от 28 января 1981 года персональные данные, подвергающиеся автоматической обработке, хранятся для определенных и законных целей и не используются иным образом, несовместимым с этими целями.

 

Хартией Европейского союза об основных правах от 12 декабря 2007 года защита персональных данных предусматривается в качестве основного права, предполагающего добропорядочную обработку данных, в установленных целях, с согласия заинтересованного лица или при наличии других правомерных оснований, под контролем независимых органов (статья 8).

 

Практика Европейского Суда по правам человека основывается на том, что защита персональных данных охватывается правом на уважение частной жизни, предусмотренным статьей 8 Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, в связи с чем сбор, хранение и раскрытие информации личного характера признается нарушением указанной статьи, если такие действия не предусмотрены законом, не преследуют правомерные цели, не являются необходимыми в демократическом обществе для достижения этих целей

 

В отношении защиты личной информации потребителей как законной потребности Руководящими принципами ООН предусматривается фактически обязанность государств-членов разработать политику в области защиты интересов потребителей, способствующую обеспечению защищенности личной информации и данных потребителей (подпункт «h» пункта 14); коммерческим предприятиям надлежит защищать личную информацию потребителей посредством комплексного задействования механизмов обеспечения требуемого контроля, защищенности, прозрачности и получения согласия в контексте сбора и использования их личных данных (подпункт «е» пункта 11).

 

Руководящими принципами ООН признана также необходимость защиты потребителей в сфере электронной торговли на уровне не ниже того, который обеспечивается применительно к другим формам торговли (подпункт «j» пункта 5, пункт 63).

 

С учетом положений статьи 28 Конституции, международных стандартов защиты прав человека, в том числе права каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, включая посягательство на тайну телефонных и иных сообщений, Конституционный Суд считает, что при дальнейшем совершенствовании законодательства о защите прав потребителей законодателю следует исходить из необходимости выработки и внедрения действенных механизмов защиты прав потребителей, реализуемых с использованием новых информационных технологий. В правоприменительной практике при использовании в своей деятельности новых информационных технологий организации и индивидуальные предприниматели обязаны защищать личную информацию потребителей посредством комплексного обеспечения контроля защищенности такой информации, прозрачности процедур сбора, получения согласия в отношении предоставления персональных данных потребителей, использования такой информации исключительно в предусмотренных законом целях.

 

3. Пунктом 31 статьи 1 Закона излагается в новой редакции статья 41 Закона о защите прав потребителей, конкретизирующая компетенцию государственных органов, иных государственных организаций, осуществляющих защиту прав потребителей. В пределах полномочий, предусмотренных законодательством, данные органы, иные государственные организации рассматривают, в частности, обращения потребителей в соответствии с законодательством об обращениях граждан и юридических лиц.

 

Такое правовое регулирование отвечает установленной в части второй статьи 40 Конституции обязанности государственных органов, должностных лиц рассмотреть обращение и дать ответ по существу в определенный законом срок, а также согласуется с закрепленным в статье 5 Закона о защите прав потребителей правом потребителя на государственную защиту своих прав, в том числе на обращение в суд и другие уполномоченные государственные органы за защитой нарушенных прав или интересов, охраняемых данным Законом и иным законодательством; указанное право, как следует из пункта 3 статьи 5 этого Закона, гарантируется государством.

 

Конституционный Суд отмечает, что объективное рассмотрение в государственных органах и иных государственных организациях обращений потребителей по вопросам защиты их прав и законных интересов нередко обусловлено наличием необходимой информации по указанным вопросам.

 

Вместе с тем в пункте 2, которым дополняется статья 43 Закона о защите прав потребителей, предусматривается, что информация, необходимая для рассмотрения обращений потребителей, иных граждан и организаций по вопросам защиты прав потребителей в соответствии с законодательством об обращениях граждан и юридических лиц, а также для реагирования на критические материалы по вопросам защиты прав потребителей в государственных средствах массовой информации, за исключением информации, распространение и (или) предоставление которой ограничено, должна быть предоставлена организациями, индивидуальными предпринимателями по требованию местных исполнительных и распорядительных органов (абзац пятый пункта 33 статьи 1 Закона).

 

При этом Конституционный Суд отмечает, что в Законе Республики Беларусь «Об обращениях граждан и юридических лиц» право на запрос в установленном порядке документов и (или) сведений, необходимых для решения вопросов, изложенных в обращениях (абзац второй статьи 81), закрепляется за всеми государственными органами, а также иными организациями (должностными лицами) независимо от их статуса и уровня  (республиканского, местного), из чего следует, что указанному праву на запрос корреспондирует обязанность соответствующих субъектов предоставить  запрашиваемую информацию.

 

По мнению Конституционного Суда, с учетом выявленного конституционно-правового смысла норм Закона, содержащих отсылку к рассмотрению обращений потребителей по вопросам защиты их прав в соответствии с законодательством об обращениях граждан и юридических лиц, в правоприменительной практике следует исходить из того, что и другие государственные (а не только местные исполнительные и распорядительные) органы, иные государственные организации, осуществляющие защиту прав потребителей в пределах своих полномочий, вправе запрашивать в установленном порядке документы и (или) сведения, необходимые для решения вопросов, изложенных в обращениях, а организации и индивидуальные предприниматели, к которым направлены запросы, обязаны предоставлять информацию, необходимую для рассмотрения обращений потребителей, по требованию всех государственных органов и иных государственных организаций, осуществляющих защиту прав потребителей.

 

Конституционный Суд обращает также внимание законодателя на то, что отмеченная несогласованность законодательных положений свидетельствует о несоблюдении требований принципа правовой определенности, предполагающего ясность и четкость правового регулирования, создание надлежащих правовых механизмов реализации и защиты прав, свобод и законных интересов, гарантий их обеспечения.

 

Указанный недостаток законодательной регламентации вопросов, касающихся рассмотрения обращений потребителей компетентными государственными органами, иными государственными организациями, может быть устранен законодателем при дальнейшем совершенствовании норм Закона о защите прав потребителей.

 

4. Конституционный Суд обращает внимание на расширение сферы действия Закона о защите прав потребителей путем распространения его на отношения, возникающие при предоставлении потребителям услуг, оказываемых банками, небанковскими кредитно-финансовыми организациями, иными организациями при осуществлении банковских операций. Новый законодательный подход заключается в том, что защита прав потребителей таких услуг осуществляется в соответствии с Законом о защите прав потребителей, если иное не предусмотрено банковским законодательством, законодательством, регулирующим порядок предоставления и привлечения микрозаймов, законодательством о лизинговой деятельности (абзац четвертый пункта 2 статьи 1 Закона).

 

По мнению Конституционного Суда, устанавливаемое законодателем правовое регулирование направлено на достижение единых подходов в области защиты прав потребителей, пользующихся услугами, оказываемыми банками, небанковскими кредитно-финансовыми и иными организациями при осуществлении банковских операций, если иное не предусмотрено специальным законодательством, что отвечает требованиям правовой определенности, поскольку обеспечивает согласованность положений Закона о защите прав потребителей с положениями Банковского кодекса Республики Беларусь и иных законодательных актов.

 

Одновременно Конституционный Суд отмечает, что расширение сферы действия Закона о защите прав потребителей путем защиты прав потребителей финансовых услуг, если иное не предусмотрено специальным законодательством, отвечает международным подходам в указанной сфере, в частности в рамках Евразийского экономического союза. Так, согласно Договору о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года (далее – Договор о ЕАЭС) обеспечение гарантированной и эффективной защиты прав и законных интересов потребителей финансовых услуг закреплено в качестве цели и принципа согласованного регулирования финансовых рынков в рамках Союза (пункт 1 статьи 70). В пункте 66 Руководящих принципов ООН подчеркивается необходимость разработки нормативного регулирования и соответствующей правоприменительной политики, касающихся защиты интересов потребителей финансовых услуг, включая создание надлежащих механизмов для обеспечения защиты активов потребителей, их финансовой информации; обеспечения ответственного поведения поставщиков финансовых услуг, их представителей, а также реализации финансовых продуктов, удовлетворяющих потребностям потребителей и соответствующих их финансовым возможностям (подпункты «а», «с», «f», «g» и др.).

 

Конституционный Суд обращает внимание законодателя на необходимость при дальнейшем совершенствовании законодательства по предоставлению потребителям  финансовых услуг обеспечивать баланс интересов сторон соответствующих правоотношений, закрепляя на законодательном уровне эффективные механизмы по защите прав и законных интересов потребителей финансовых услуг, в том числе направленные на защиту активов потребителей, их финансовой информированности, ответственное поведение поставщиков финансовых услуг, их представителей, а также реализацию финансовых продуктов, удовлетворяющих потребностям потребителей и соответствующих их финансовым возможностям.

 

5. Статья 3 Закона о защите прав потребителей, определяющая круг источников правового регулирования отношений в области защиты прав потребителей, дополняется указанием на международные договоры Республики Беларусь, а также международно-правовые акты, составляющие право Евразийского экономического союза.

 

Аналогичным образом отдельные положения статьи 7 (пункт 1, подпункты 2.3, 2.131, 2.16 пункта 2), статьи 11 (пункт 1, часть вторая пункта 2, пункты 3, 5 и 6), статьи 13 (пункты 1, 2, 4 и 5), статьи 17 (пункт 3), статьи 21 (часть вторая пункта 1, пункты 2 и 7), статьи 31 (пункт 7), касающиеся соответственно информации о товарах (работах, услугах), права потребителя на надлежащее качество товара (работы, услуги), прав и обязанностей изготовителя (исполнителя, продавца, поставщика, представителя) по установлению срока службы, срока годности, срока хранения товара (результата работы), гарантийного срока, возмещения вреда, причиненного вследствие недостатков товара (работы, услуги), сроков предъявления потребителем требований в отношении недостатков товара, прав потребителя при обнаружении недостатков выполненной работы (оказанной услуги) и др., дополняются указанием на необходимость соблюдения требований технических регламентов Таможенного союза, технических регламентов Евразийского экономического союза.

 

По мнению Конституционного Суда, данное уточнение правового регулирования в части обязательности соблюдения не только положений актов национального законодательства, но и актов наднациональных органов основывается на положениях статьи 8, части третьей статьи 21 Конституции, а также Договора о ЕАЭС. Республика Беларусь как участник евразийской интеграции, исходя из положений Договора о ЕАЭС, в том числе приложения № 13 к этому Договору – Протокола о проведении согласованной политики в сфере защиты прав потребителей, призвана обеспечивать правовое регулирование отношений, складывающихся в указанной сфере, направленное на выполнение международных обязательств.

 

6. Конституционный Суд отмечает также совершенствование положений, закрепленных в статье 1 Закона о защите прав потребителей, в которой приводятся основные термины и их определения.

 

Так, уточняются определения терминов «гарантийный срок», «изготовитель», «исполнитель», «качество товара (работы, услуги)», «нормативные документы», «срок службы» и др. В новой редакции излагаются определения таких терминов, как «документ, подтверждающий факт приобретения товара (выполнения работы, оказания услуги)», «представитель изготовителя, продавца, поставщика, исполнителя», «ремонтная организация». Законодателем закрепляется также определение нового термина – «объект обслуживания».

 

Конституционный Суд считает, что корректировка определений основных терминов, используемых в Законе  о защите прав потребителей, направлена на обеспечение единообразного понимания норм данного Закона, обусловлена необходимостью совершенствования законодательного регулирования отношений, на которые распространяется действие указанного Закона, в том числе в связи с включением в систему права Республики Беларусь актов Евразийского экономического союза, что обеспечивает правовую определенность  законодательного регулирования.

 

Таким образом, Конституционный Суд приходит к выводу, что Закон направлен на обеспечение более эффективного правового регулирования отношений в области защиты прав потребителей, в том числе посредством исключения пробелов, правовой неопределенности, согласования его положений с положениями других законодательных актов, а также международно-правовых актов, составляющих право Евразийского экономического союза. Предусматриваемые Законом правовые механизмы направлены на усиление защиты прав потребителей, повышение ответственности юридических лиц и индивидуальных предпринимателей, отвечают требованиям справедливости, необходимы для защиты прав и законных интересов субъектов правоотношений, регулируемых нормами Закона о защите прав потребителей.

 

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в рамках компетенции в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции.

 

На основании изложенного Конституционный Суд приходит к выводу, что по содержанию норм, форме акта и порядку принятия Закон соответствует Конституции.

 

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частью второй статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьями 103–105 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь

 

РЕШИЛ:

 

1. Признать Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О защите прав потребителей» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

 

2. Решение вступает в силу со дня принятия.

 

3. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.

 

 

Председательствующий –

Председатель Конституционного Суда

Республики Беларусь                                                                                                               П.П.Миклашевич

Версия для печати