Решение Конституционного Суда Республики Беларусь
10 апреля 2018 г. № Р-1122/2018
О праве на судебную защиту заинтересованных лиц в приказном производстве

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Карпович Н.А., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Козыревой  Л.Г., Подгруши  В.В., Рябцева В.Н., Рябцева Л.М., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

 

рассмотрел в открытом судебном заседании дело «О праве на судебную защиту заинтересованных лиц в приказном производстве».

 

В судебном заседании приняли участие:

 

полномочный представитель Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь в Конституционном Суде – Гуйвик Н.В., председатель Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь по законодательству;

 

полномочный представитель Совета Министров Республики Беларусь в Конституционном Суде – Тушинский И.Г., заместитель Министра юстиции Республики Беларусь;

 

представители:

 

Верховного Суда Республики Беларусь – Забара А.А., заместитель Председателя Верховного Суда Республики Беларусь;

 

Генеральной прокуратуры Республики Беларусь – Лашин А.М., заместитель Генерального прокурора Республики Беларусь;

 

Белорусской республиканской коллегии адвокатов – Матусевич Т.В., заместитель председателя Белорусской республиканской коллегии адвокатов.

 

Производство по делу возбуждено определением Конституционного Суда от 7 февраля 2018 г. в соответствии с частью первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), абзацем восьмым части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, частями первой и четвертой статьи 158 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве» на  основании поступившего в Конституционный Суд обращения Белорусской республиканской коллегии адвокатов о наличии в гражданском процессуальном и хозяйственном процессуальном законодательстве Республики Беларусь, регулирующем приказное производство, пробела правового регулирования в части обеспечения права на судебную защиту других, наряду с взыскателем и должником, заинтересованных лиц, права и законные интересы которых могут затрагиваться определением о судебном приказе.

 

В обращении указывается, что в правоприменительной практике имеют место случаи, когда суды общей юрисдикции в рамках приказного производства выносят определения о судебном приказе без всестороннего и полного рассмотрения дела, в то время как имеются спор о праве и широкий круг заинтересованных в исходе дела лиц, которые должны были участвовать в деле и излагать свою позицию. Однако такие лица, права и законные интересы которых затрагиваются определением о судебном приказе, лишены возможности судебной защиты своих прав и законных интересов по причине отсутствия в гражданском процессуальном и хозяйственном процессуальном законодательстве правовых норм, обеспечивающих такое право.

 

Заслушав судью-докладчика Рябцева В.Н., выступления полномочных представителей Палаты представителей Национального собрания Республики Беларусь, Совета Министров Республики Беларусь в Конституционном Суде, представителей Верховного Суда Республики Беларусь, Генеральной прокуратуры Республики Беларусь, Белорусской республиканской коллегии адвокатов, проанализировав положения Конституции, Гражданского процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ГПК), Хозяйственного процессуального кодекса Республики Беларусь (далее – ХПК) и иных законодательных актов Республики Беларусь, исследовав представленные документы и другие материалы дела, Конституционный Суд установил.

 

1. Конституцией предусмотрено, что человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (часть первая статьи 2); обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь – высшая цель государства, которое гарантирует права и свободы граждан Беларуси, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства (части первая и третья статьи 21).

 

Согласно Конституции каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки (часть первая статьи 60).

 

В соответствии со статьей 8 Всеобщей декларации прав человека каждый человек имеет право на эффективное восстановление в правах компетентными национальными судами в случаях нарушения его основных прав, предоставленных ему конституцией или законом.

 

Международным пактом о гражданских и политических правах закреплена обязанность каждого участвующего в данном Пакте государства обеспечить любому лицу, права и свободы которого нарушены, эффективное средство правовой защиты, а также развивать возможности судебной защиты (подпункты «а» и «b» пункта 3 статьи 2).

 

В решениях Конституционного Суда неоднократно указывалось, что закрепленный в международно-правовых актах свободный и беспрепятственный доступ к правосудию является достижением современной цивилизации, неотъемлемой составляющей фундаментального конституционного права граждан и юридических лиц на судебную защиту.

 

Республика Беларусь согласно части первой статьи 8 Конституции признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства.

 

Исходя из приведенных конституционных положений и норм международно-правовых актов во взаимосвязи с требованиями части первой статьи 59 Конституции, государство обязано принимать все доступные ему меры для осуществления прав и свобод граждан, включая судебную защиту этих прав и свобод, которая должна быть справедливой, компетентной и эффективной.

 

2. В соответствии со статьей 39 Закона «О конституционном судопроизводстве» в Верховный Суд, Генеральную прокуратуру, Министерство юстиции, Национальный центр законодательства и правовых исследований Республики Беларусь, Белорусскую республиканскую коллегию адвокатов Конституционным Судом были направлены запросы, в письменных ответах на которые указанные государственные органы и иные организации изложили свое мнение по делу.

 

В ответе Верховного Суда указывается, что закрепление в приказном производстве возможности удовлетворения возражений против заявленного взыскателем требования либо заявления с обоснованным требованием об отмене определения о судебном приказе или отмене его в части иных заинтересованных лиц, права и законные интересы которых могут быть затронуты определением о судебном приказе, будет противоречить самой сути приказного производства и свидетельствовать о том, что требования заявителя не являются бесспорными.

 

По мнению Верховного Суда, определение о судебном приказе, которое может повлиять на права и обязанности третьих лиц, не препятствует защите этими лицами своих прав и законных интересов в рамках судопроизводства по делам о рассмотрении регрессных исков; кроме того, лица, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены, могут обжаловать вынесенное определение о судебном приказе в порядке надзора в соответствии с частью второй статьи 437 ГПК. В связи с этим правовое регулирование приказного производства в обсуждаемой части является достаточным и не требует внесения каких-либо изменений в процессуальное законодательство по данному вопросу.

 

Генеральная прокуратура считает, что законодателем регламентирован перечень требований взыскателя, подлежащих рассмотрению в порядке приказного производства, институт которого введен в гражданский и хозяйственный процессы в целях упрощения процедуры взыскания с должника имущества либо денежных средств по обязательствам, которые бесспорно подтверждаются документами, представляемыми взыскателем в суд. Заинтересованные же лица по делам приказного производства могут защитить свои права, которые, по их мнению, затрагиваются определением о судебном приказе, в порядке искового производства. По мнению Генеральной прокуратуры, в гражданском и хозяйственном судопроизводстве отсутствует пробел правового регулирования в части обеспечения права на судебную защиту других лиц, кроме взыскателя и должника, чьи права и обязанности могут быть затронуты определением о судебном приказе, и необходимости во внесении изменений в ГПК и ХПК по данному вопросу не имеется.

 

Министерство юстиции отмечает, что приказное производство представляет собой упрощенный, документарный процесс, когда без проведения судебного заседания и вызова сторон, которыми являются взыскатель и должник, суд рассматривает заявленные требования исходя из доказательств, представленных сторонами или одной стороной, и при отсутствии мотивированных возражений другой стороны выносит судебное постановление. Суд может принять только аргументированные возражения должника и на этом основании отказать взыскателю в вынесении судебного постановления. Принимая во внимание правовую природу приказного производства и иные положения гражданского и хозяйственного судопроизводства, Министерство юстиции полагает, что заинтересованные лица имеют законные основания реализовать свое конституционное право на судебную защиту в порядке искового производства.

 

В то же время Министерство юстиции указывает, что анализ законодательства не позволяет сделать однозначный вывод о наличии пробела правого регулирования в части обеспечения права на судебную защиту других заинтересованных лиц, права и обязанности которых могут затрагиваться определением о судебном приказе.

 

Национальный центр законодательства и правовых исследований отмечает, что в соответствии с гражданским процессуальным и хозяйственным процессуальным законодательством третьи лица не являются участниками приказного производства, в связи с чем механизм защиты их прав и законных интересов в приказном производстве отсутствует. Вместе с тем в ГПК и ХПК предусмотрены инструменты защиты прав и законных интересов третьих лиц в гражданском и хозяйственном процессах. Так, судья, суд, рассматривающий экономические дела, обязаны отказать в принятии заявления о возбуждении приказного производства, если усматривается наличие спора о праве, который невозможно разрешить на основании представленных документов. Кроме того, положениями ГПК и ХПК предусмотрена возможность подачи надзорной жалобы лицами, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены вынесенным по делу судебным постановлением.

 

Белорусская республиканская коллегия адвокатов указывает, что в гражданском процессуальном и хозяйственном процессуальном законодательстве, регулирующем приказное производство, имеется пробел правового регулирования в части обеспечения права на судебную защиту заинтересованных лиц, не являющихся взыскателем или должником в приказном производстве, права и законные интересы которых могут затрагиваться определением о судебном приказе.

 

При этом Белорусская республиканская коллегия адвокатов отмечает, что определение о судебном приказе может прямо или косвенно затрагивать права и интересы не только взыскателя и должника, но и иных лиц, не являющихся стороной в приказном производстве. Например, заинтересованное лицо может, наряду со взыскателем или должником, претендовать на находящееся у должника имущество, о передаче которого взыскателю заявлено требование в приказном производстве. Взыскание с должника денежных средств может затрагивать интересы иных кредиторов должника или его учредителей (участников). Процессуальные законы не содержат механизмов противодействия заинтересованных лиц даже очевидно недобросовестному сговору между взыскателем и должником, когда, например, должник умышленно признает в приказном производстве явно завышенные или необоснованные требования одного из взыскателей с целью обеспечить уплату этому взыскателю значительной суммы денежных средств или передачу большей части или всего своего имущества, затруднив тем самым или сделав невозможным удовлетворение требований иных взыскателей.

 

Случаи вынесения судами общей юрисдикции определений о судебном приказе, которыми затрагиваются права и законные интересы других лиц, в правоприменительной практике являются неединичными, при этом, по мнению Белорусской республиканской коллегии адвокатов, такие лица лишаются права на судебное разрешение правовой проблемы с соблюдением определенных в Конституции гарантий судопроизводства.

 

3. В соответствии с частями первой – третьей статьи 109, частью первой статьи 110, частью первой статьи 112 Конституции и конкретизирующими их положениями статей 2, 5 и 7 Кодекса о судоустройстве и статусе судей судебная власть в Республике Беларусь принадлежит судам; система судов строится на принципах территориальности и специализации; судоустройство в Республике Беларусь определяется законом; судьи при осуществлении правосудия независимы и подчиняются только закону; суды осуществляют правосудие на основе Конституции и принятых в соответствии с ней иных нормативных актов.

 

Согласно Кодексу о судоустройстве и статусе судей судебную систему Республики Беларусь составляют в том числе суды общей юрисдикции, осуществляющие правосудие посредством гражданского, уголовного, административного судопроизводства и судопроизводства по экономическим делам (абзац третий части первой статьи 5); систему судов общей юрисдикции составляют районные (городские) суды, областные (Минский городской) суды, экономические суды областей (города Минска), Верховный Суд Республики Беларусь (часть первая статьи 28).

 

Гражданское судопроизводство и судопроизводство по экономическим делам регулируются соответственно ГПК и ХПК, задачами которых являются обеспечение правильного и своевременного рассмотрения судами дел, защита прав и охраняемых законом интересов граждан, юридических лиц, индивидуальных предпринимателей, содействие укреплению законности и предупреждению правонарушений в  сфере предпринимательской и иной хозяйственной (экономической) деятельности (статья 5 ГПК, статья 4 ХПК). 

 

Приказное производство является самостоятельным видом гражданского судопроизводства и судопроизводства по экономическим делам (статья 8 ГПК, абзац девятнадцатый статьи 1 ХПК), регулируется положениями одноименных главы 31 ГПК и главы 24 ХПК – «Приказное производство», нормы которых устанавливают процессуальный порядок рассмотрения судами общей юрисдикции заявлений в порядке приказного производства.

 

В соответствии с частями первой и второй статьи 394 ГПК приказным является производство по заявлению о взыскании денежной суммы или истребовании движимого имущества с должника без проведения судебного заседания и вызова сторон в случаях, указанных в данной статье, с вынесением судьей определения о судебном приказе.

 

Согласно статье 220 ХПК приказное производство – это вынесение судом, рассматривающим экономические дела, определения о судебном приказе без разбирательства и вызова сторон по заявлению взыскателя (часть первая); в приказном производстве рассматриваются требования о взыскании денежных средств, об истребовании имущества или об обращении взыскания на имущество должника, которые носят бесспорный характер (основаны на документах, подтверждающих задолженность должника), либо признаются (не оспариваются) должником, но не выполняются (часть вторая).

 

Определение о судебном приказе является одним из видов судебного постановления (пункт 22 статьи 1 ГПК, абзац шестнадцатый статьи 1, части вторая и четвертая статьи 9 ХПК) и одновременно исполнительным документом; приводится в исполнение в порядке, установленном для исполнения судебных решений (часть третья статьи 394 ГПК, часть четвертая статьи 220 ХПК, абзац третий части первой статьи 10 Закона Республики Беларусь «Об исполнительном производстве»).

 

При определении условий и порядка возбуждения приказного производства законодателем предусмотрены основания к отказу в принятии судьей (судом) заявления о возбуждении приказного производства на стадии принятия заявления. Так, судья (суд) отказывает в принятии заявления о возбуждении приказного производства в случае, если усматривается наличие спора о праве, который невозможно разрешить на основании представленных документов (часть первая, пункт 4 части второй статьи 396 ГПК, абзац пятый части первой статьи 222 ХПК).

 

В случаях несогласия с заявленными взыскателем требованиями должнику предоставлено право защищать свои права и законные интересы путем направления в суд возражения против заявленного требования с использованием любых средств связи (часть третья статьи 398 ГПК), а также подачи в суд, рассматривающий экономические дела, заявления с обоснованным требованием об отмене определения о судебном приказе или об отмене его в части, если он не имел возможности по уважительным причинам своевременно заявить свои возражения против требования взыскателя (часть первая статьи 226 ХПК). В этих случаях судья (суд) отменяет определение о судебном приказе.

 

В то же время возможность судебной защиты других лиц, права и законные интересы которых могут быть затронуты определением о судебном приказе, в ГПК и ХПК не установлена, что ограничивает конституционное право таких лиц на судебную защиту.

 

Принимая во внимание, что в гражданском процессуальном и хозяйственном процессуальном законодательстве правовое регулирование отношений, связанных с предоставлением права на судебную защиту другим лицам, права и законные интересы которых могут быть затронуты вынесенным в рамках приказного производства определением о судебном приказе, не предусмотрено, Конституционный Суд приходит к выводу о наличии пробела законодательного регулирования указанных отношений.

 

Конституционный Суд обращает внимание на правовое регулирование сходных отношений в сфере приказного производства законодательством государств – членов Евразийского экономического союза – Республики Казахстан и Российской Федерации. Так, в соответствии с Гражданским процессуальным кодексом Республики Казахстан судья отменяет судебный приказ, если от должника в установленный срок поступят возражения против заявленного требования либо если поступит заявление другого лица, права и обязанности которого затрагиваются судебным приказом, о несоответствии вынесенного судебного приказа требованиям закона (часть первая статьи 142).

 

4. Конституция, провозглашая, что человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (часть первая статьи 2), гарантирует каждому право собственности и ее защиту, право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами, а также защиту указанных прав и свобод, в том числе судебную защиту (части первая – третья статьи 44, часть первая статьи 60).

 

Из правовых позиций Конституционного Суда, сформулированных им в решении от 14 февраля 2018 г. по делу «О правовом регулировании исчисления срока предъявления исполнительного документа к исполнению», следует, что право собственности и иные имущественные права подлежат защите на основе соразмерности и пропорциональности для обеспечения баланса прав и законных интересов всех участников гражданского оборота – собственников, кредиторов, должников; общепризнанные принципы неприкосновенности собственности и свободы договора, предполагающие равенство, автономию воли и имущественную самостоятельность участников гражданско-правовых отношений, недопустимость произвольного вмешательства в частные дела, обусловливают свободу владения, пользования и распоряжения имуществом, включая возможность отчуждать свое имущество в собственность другим лицам, передавать им, оставаясь собственником, права владения, пользования и распоряжения имуществом, и одновременно необходимость соотнесения принадлежащего лицу права собственности с правами и свободами других лиц.  

 

Согласно Конституции осуществление права собственности не должно ущемлять права и защищаемые законом интересы других лиц (часть шестая статьи 44), поэтому законодатель, установив возможность судебной защиты прав взыскателя и должника в приказном производстве, не обеспечив при этом другим заинтересованным лицам равной защиты своих прав и законных интересов, которые могут быть нарушены определением о судебном приказе, при дальнейшем совершенствовании законодательства должен исходить из того, что права и законные интересы всех участников гражданского оборота должны получать соразмерную (пропорциональную) защиту на основе баланса конституционных ценностей.

 

Раскрывая конституционное содержание права на защиту собственности, Конституционный Суд в решении от 14 февраля 2018 г. отметил, что законодатель призван обеспечивать правовую определенность, стабильность и предсказуемость в сфере гражданского оборота, поддерживая как можно более высокий уровень взаимного доверия между субъектами правоотношений и создавая необходимые условия для эффективной защиты права собственности и иных имущественных прав.

 

Выносимые судами общей юрисдикции в рамках приказного производства определения о судебном приказе, содержащие предписания о взыскании в пользу заявителя денежных средств, об истребовании движимого имущества, об истребовании имущества или об обращении взыскания на имущество должника (части первая и вторая статьи 394 ГПК, части первая и вторая статьи 220 ХПК), порождают материальные права и процессуальные обязанности участников приказного производства, а также могут затрагивать права и законные интересы других заинтересованных в исходе дела лиц. Отсутствие у таких лиц средств судебной защиты своих прав и законных интересов в приказном производстве, в отличие от взыскателя и должника, не в полной мере обеспечивает стабильность и предсказуемость гражданского оборота, приводит к ущемлению прав других лиц, препятствует их эффективной защите, может повлечь причинение данным лицам материального ущерба.

 

5. В соответствии с Конституцией в Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права.

 

Как отмечено в Послании Конституционного Суда Президенту Республики Беларусь и палатам Национального собрания Республики Беларусь «О состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2016 году», одной из важнейших составляющих верховенства права является доступность правосудия, выражающаяся в гарантировании каждому права на судебную защиту компетентным, независимым и беспристрастным судом.

 

Предусмотренное статьей 60 Конституции право каждого на судебную защиту выступает гарантией реализации всех других конституционных прав и свобод и носит универсальный характер.

 

Конституционное право на судебную защиту во взаимосвязи с принципом осуществления правосудия на основе состязательности и равенства сторон в процессе (часть первая статьи 115 Конституции) имеет целью обеспечение государством возможности получения реальной судебной защиты путем восстановления нарушенных прав и свобод. Иное не согласуется с универсальным для всех видов судопроизводства, в том числе приказного производства, требованием эффективного восстановления в правах посредством правосудия, отвечающего критериям справедливости, и ограничивает право на судебную защиту. Возможность реализации указанных конституционных принципов должна обеспечиваться не только взыскателю и должнику, но и другим заинтересованным лицам, права и законные интересы которых могут быть затронуты определением о судебном приказе в приказном производстве.

 

Таким образом, если определение о судебном приказе затрагивает права и законные интересы других лиц, влечет для них определенные обязанности, то этим лицам в силу принципа состязательности и равенства сторон в процессе должны быть обеспечены процессуальные гарантии защиты их прав и законных интересов в приказном производстве на равноправной основе с должником, поскольку только при этом условии реализуется право на судебную защиту, которая по смыслу части первой статьи 60 Конституции должна быть справедливой, полной и эффективной.

 

По мнению Конституционного Суда, отсутствие у таких лиц соответствующих процессуальных средств и способов защиты своих прав и законных интересов в приказном производстве существенно ограничивает конституционное право этих лиц на судебную защиту, не согласуется с принципами гражданского судопроизводства и судопроизводства по экономическим делам, не обеспечивает справедливости судебного постановления, в связи с чем не позволяет рассматривать судебную процедуру в приказном производстве в качестве эффективного средства правовой защиты.

 

В соответствии с принципом диспозитивности, присущим гражданскому судопроизводству и судопроизводству по экономическим делам, гражданские процессуальные и хозяйственные процессуальные правоотношения возникают, изменяются и прекращаются главным образом по инициативе лиц, участвующих в деле, которые имеют возможность с помощью суда распоряжаться процессуальными правами и спорным материальным правом, не нарушая при этом права и охраняемые законом интересы других лиц и государства (часть первая статьи 18 ГПК, часть первая статьи 23 ХПК).

 

Действие данного принципа распространяется и на приказное производство, в котором должник по своему усмотрению решает, воспользоваться ему правом направления в суд возражения против заявленного требования (часть третья статьи 398 ГПК) либо подачи в суд, рассматривающий экономические дела, заявления об отмене определения о судебном приказе  (часть  первая  статьи 226 ХПК), или нет.

 

Нормативное правовое регулирование, при котором возможность инициирования судом процедуры отмены вынесенного определения о судебном приказе в приказном производстве зависит в силу принципа диспозитивности только от усмотрения должника, по мнению Конституционного Суда, не обеспечивает верховенства норм Конституции, гарантирующих каждому право на судебную защиту, не позволяет всем иным заинтересованным лицам, права и интересы которых могут быть нарушены указанным судебным постановлением, надлежащим образом защищать свои права и законные интересы, не способствует своевременности и эффективности восстановления нарушенных прав.

 

В правовой системе Республики Беларусь институт пересмотра судебных постановлений в порядке надзора в гражданском судопроизводстве и судопроизводстве по экономическим делам предполагает общепринятую в правовом государстве возможность в случаях существенного нарушения норм материального и (или) процессуального права пересматривать вступившие в законную силу судебные постановления, в том числе по жалобам лиц, чьи права или охраняемые законом интересы нарушены вынесенным по делу судебным постановлением (абзац второй части второй статьи 437 ГПК, часть первая статьи 303 ХПК).

 

Раскрывая конституционно-правовую природу производства по пересмотру вступивших в законную силу судебных постановлений в порядке надзора, Конституционный Суд полагает, что пересмотр в порядке надзора таких судебных постановлений возможен лишь как дополнительная гарантия их законности и предполагает установление в данной стадии процесса особых оснований и процедур производства, соответствующих ее правовой природе и предназначению.

 

По мнению Конституционного Суда, наличие права подачи надзорной жалобы лицом, чьи права и интересы нарушены определением о судебном приказе, не во всех случаях является достаточным для обеспечения реальной защиты нарушенных прав, поскольку после исполнения вступившего в законную силу определения о судебном приказе могут возникнуть препятствия фактического или юридического характера, исключающие возможность восстановления первоначального, в том числе имущественного, положения лица, чьи права и охраняемые законом интересы нарушены определением о судебном приказе.

 

Таким образом, действующее правовое регулирование приказного производства не может быть признано достаточным для обеспечения полной и эффективной судебной защиты прав и свобод каждого как необходимого элемента конституционно-правового режима, основанного на принципах верховенства права и правового государства. Уровень гарантий судебной защиты лиц, права и законные интересы которых могут быть нарушены определением о судебном приказе, по сравнению с уровнем гарантий для лиц, право которых на подачу заявления об отмене таких судебных постановлений установлено в законодательном порядке, нельзя признать справедливым и соразмерным конституционно защищаемым интересам.

 

Основываясь на нормах Конституции, в целях обеспечения конституционного принципа верховенства права, предполагающего необходимость своевременного устранения в нормативных правовых актах пробелов, исключения в них коллизий и правовой неопределенности, создание такой правовой системы, в которой нормативные правовые акты находятся в системной взаимосвязи, согласуются между собой, а также обеспечиваются ясность, точность, непротиворечивость и логическая согласованность правовых норм, Конституционный Суд считает необходимым устранить имеющий конституционно-правовое значение пробел законодательного регулирования приказного производства в части обеспечения права на судебную защиту других, не являющихся взыскателем или должником, заинтересованных лиц, права и законные интересы которых затрагиваются определением о судебном приказе.

 

На основании изложенного, руководствуясь частями первой и седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзацем восьмым части третьей статьи 22 и статьей 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, частью второй статьи 74, статьями 75, 77, 80, 84, частью семнадцатой статьи 85 и статьей 160 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь

 

РЕШИЛ:

 

1. В целях реализации принципа верховенства права, соблюдения конституционного права на судебную защиту признать необходимым устранить пробел конституционно-правового регулирования в части обеспечения права на судебную защиту заинтересованных лиц в приказном производстве, права и законные интересы которых затрагиваются определением о судебном приказе, путем внесения соответствующих изменений в Гражданский процессуальный и Хозяйственный процессуальный кодексы Республики Беларусь.

 

2. Предложить Совету Министров Республики Беларусь подготовить соответствующий проект закона о внесении изменений в гражданское процессуальное и хозяйственное процессуальное законодательство Республики Беларусь, регулирующее приказное производство, и внести его в установленном порядке в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь.

 

3. Решение вступает в силу со дня принятия.

 

4. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.

 

 

Председательствующий –

Председатель Конституционного Суда

Республики Беларусь                                                                                                        П.П.Миклашевич

Версия для печати