Решение Конституционного Суда Республики Беларусь
28 декабря 2017 г. № Р-1117/2017
О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции»

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Карпович Н.А., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Козыревой Л.Г., Подгруши В.В., Рябцева В.Н., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

 

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзаца второго части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьи 98 и части первой статьи 101 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве»

 

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции».

 

Заслушав судью-докладчика Бойко Т.С., проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

 

Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» (далее – Закон) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 14 декабря 2017 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 19 декабря 2017 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

 

Согласно Закону (статья 1) Закон Республики Беларусь «О  противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» излагается в новой редакции (далее – Закон о противодействии монополистической деятельности).

 

Принятие Закона обусловлено необходимостью совершенствования правового регулирования отношений в сфере противодействия монополистической деятельности и развития конкуренции, а также гармонизации и унификации его норм с положениями соответствующих международно-правовых актов, составляющих право Евразийского экономического союза.

 

Конституционный Суд проверяет соответствие Закона Конституции исходя из:

 

основополагающих конституционных ценностей, высшей из которых являются человек, его права, свободы и гарантии их реализации (часть первая статьи 2 Конституции);

 

положений статьи 13 Конституции, закрепляющих, что государство предоставляет всем равные права для осуществления хозяйственной и иной деятельности, кроме запрещенной законом, и гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности; гарантирует всем равные возможности свободного использования способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности; осуществляет регулирование экономической деятельности в интересах человека и общества (части вторая, четвертая и пятая);

 

норм Конституции о гарантировании государством каждому права собственности и содействия ее приобретению, а также конституционных положений о том, что собственник имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами; неприкосновенность собственности охраняется законом; собственность, приобретенная законным способом, защищается государством (части первая, вторая и третья статьи 44);

 

закрепленной в Конституции обязанности государства принимать все доступные ему меры для создания внутреннего порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь, предусмотренных Конституцией (часть первая статьи 59).

 

При проверке конституционности Закона Конституционный Суд учитывает также правовые позиции, сформулированные им в решении от 4 декабря 2013 г., принятом в результате осуществления обязательного предварительного конституционного контроля Закона Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции».

 

1. В Законе о противодействии монополистической деятельности изменяются критерии доминирующего положения хозяйствующего субъекта на товарном рынке (пункт 3 статьи 6); устанавливаются признаки ограничения конкуренции (статья 7); уточняется содержание понятия «группа лиц» (статья 8); детализируются термины «монопольно высокая цена (тариф)» и «монопольно низкая цена (тариф)» (статьи 9 и 10); вводятся термины «монопсоническое положение» и «монопсонически низкая цена (тариф)» и закрепляются их определения (статья 11); предусматриваются нормы, определяющие содержание согласованных действий хозяйствующих субъектов на товарном рынке (статья 12).

 

Так, в целях эффективного выявления и пресечения злоупотребления доминирующим положением на рынках в Законе о противодействии монополистической деятельности снижается значение совокупной рыночной доли хозяйствующих субъектов, позволяющее квалифицировать положение хозяйствующих субъектов на соответствующем товарном рынке как доминирующее. Согласно пункту 3 статьи 6 данного Закона доминирующим признается положение каждого из нескольких хозяйствующих субъектов, за исключением случая, указанного в пункте 4 данной статьи, если выполняются в совокупности следующие условия: совокупная доля не более чем трех хозяйствующих субъектов, доля каждого из которых больше долей других хозяйствующих субъектов на соответствующем товарном рынке, превышает 50 процентов или совокупная доля не более чем пяти хозяйствующих субъектов, доля каждого из которых больше долей других хозяйствующих субъектов на соответствующем товарном рынке, превышает 75 процентов; в течение не менее одного года или, если такой срок составляет менее одного года, в течение срока существования товарного рынка размеры долей хозяйствующих субъектов неизменны или подвержены малозначительным изменениям, а также доступ на соответствующий товарный рынок новых конкурентов затруднен.

 

Таким образом, установление используемых в Законе основных терминов и их определений, а также уточнение критериев доминирующего положения на товарном рынке направлены на поддержание на государственном уровне конкуренции, создание условий для эффективного функционирования товарных рынков, предупреждение и пресечение монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, что согласуется с положениями Конституции, согласно которым государство осуществляет регулирование экономической деятельности в интересах человека и общества (часть пятая статьи 13); осуществление права собственности не должно противоречить общественной пользе и безопасности, ущемлять права и защищаемые законом интересы других лиц (часть шестая статьи 44).  

 

2. В Законе о противодействии монополистической деятельности конкретизируются нормы, касающиеся запретов на злоупотребление хозяйствующим субъектом доминирующим положением, на ограничивающие конкуренцию соглашения хозяйствующих субъектов и их согласованные действия, на ограничивающие конкуренцию акты законодательства, иные правовые акты и действия (бездействие), соглашения, согласованные действия государственных органов (статьи 18, 20, 21 и 23); определяются меры, направленные на обеспечение недискриминационного доступа к товарам (статья 19); устанавливаются антимонопольные требования к закупкам товаров (статья 24); вводится самостоятельная глава 4 «Недобросовестная конкуренция».

 

Пунктом 1 статьи 24 Закона о противодействии монополистической деятельности предусматривается, что при осуществлении закупок товаров запрещаются действия, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, с определением конкретного перечня таких действий (часть первая).

 

Из содержания указанного пункта анализируемой статьи следует, что его положения направлены на защиту конкуренции на рынке товаров, выявление и пресечение сговоров при проведении закупок, создание равных условий для организаций всех форм собственности, обеспечение эффективного расходования бюджетных средств, используемых для закупок товаров, что согласуется с положениями Конституции, согласно которым государство предоставляет всем равные права для осуществления хозяйственной и иной деятельности, кроме запрещенной законом, и гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности (часть вторая статьи 13); все равны перед законом (статья 22). 

 

3. В главе 4 «Недобросовестная конкуренция» Закона о противодействии монополистической деятельности устанавливаются запреты на недобросовестную конкуренцию путем дискредитации, введения в заблуждение, некорректного сравнения (статьи 25–27), а также запреты, связанные с приобретением и (или) использованием объектов интеллектуальной собственности, созданием смешения, незаконным получением, использованием, разглашением информации, составляющей коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну (статьи 28–30), и раскрывается содержание таких запретов.

 

Так, согласно статье 28 указанного Закона запрещается недобросовестная конкуренция, связанная с приобретением и использованием исключительного права на средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, а также с совершением хозяйствующим субъектом действий по продаже, обмену или иному введению в гражданский оборот товара, если при этом имело место незаконное использование объекта интеллектуальной собственности.

 

На основании содержания данной статьи в ее системной взаимосвязи с иными положениями Закона о противодействии монополистической деятельности, в частности пунктом 2 статьи 9, согласно которому при соблюдении условий, указанных в пункте 1 статьи 22 данного Закона, не признается монопольно высокой цена (тариф) товара, в котором применено охраняемое на территории Республики Беларусь изобретение, а также товара, изготовленного (произведенного) непосредственно способом, охраняемым патентом Республики Беларусь на изобретение, в период действия соответствующего патента, Конституционный Суд приходит к выводу о том, что такое правовое регулирование согласуется с частью третьей статьи 51 Конституции об охране интеллектуальной собственности законом.

 

4. В ряде норм Закона о противодействии монополистической деятельности предусматриваются запреты: на создание дискриминационных условий (подпункт 1.10 пункта 1 статьи 18, подпункт 2.9 пункта 2 статьи 23); на дачу хозяйствующим субъектам указания о приобретении товара, а также на установление для потребителей товаров ограничения выбора хозяйствующих субъектов, которые предоставляют такие товары (подпункты 2.5 и 2.8 пункта 2 статьи 23).

 

Конституционный Суд полагает, что монополистическая деятельность, определяемая в статье 1 Закона о противодействии монополистической деятельности как злоупотребление хозяйствующим субъектом, группой лиц своим доминирующим положением, заключение соглашений или совершение согласованных действий, а также совершение иных действий (бездействие), направленных на недопущение, ограничение или устранение конкуренции и запрещенных данным Законом и иными актами антимонопольного законодательства (абзац девятый), а также недобросовестная конкуренция, проявляющаяся в направленных на приобретение преимуществ (выгод) в предпринимательской деятельности действиях хозяйствующего субъекта или нескольких хозяйствующих субъектов, которые противоречат данному Закону, иным законодательным актам и актам антимонопольного законодательства или требованиям добросовестности и разумности и могут причинить или причинили убытки другим конкурентам либо могут нанести или нанесли вред их деловой репутации  (абзац десятый), правомерно подлежат запрещению, поскольку такие действия нарушают правопорядок в сфере конкуренции, противоречат интересам других хозяйствующих субъектов и потребителей, государства и общества в целом.

 

Проверяя конституционность данных норм Закона, Конституционный Суд исходит из сформулированной им в ряде решений, в том числе в вышеназванном решении от 4 декабря 2013 г., правовой позиции, согласно которой с учетом принципа пропорциональности правовые ограничения, какими бы ни были основания для их установления, должны обеспечивать должный баланс интересов граждан и государства. В то же время ограничения конституционных прав должны быть юридически допустимыми, социально оправданными, адекватными, соразмерными и необходимыми для защиты других конституционно значимых ценностей, а также отвечать требованиям справедливости.

 

Конституционный Суд считает, что правовые запреты в данной сфере деятельности независимо от оснований их установления должны обеспечивать должный баланс между конституционными правами и свободами личности, а также публичными интересами государства и общества. При этом такие запреты устанавливаются законодателем не произвольно, а на основе принципов и норм Конституции. Только при соблюдении законодателем конституционных требований гарантируется обеспечение верховенства права и таких его составляющих, как законность, защита конституционных прав, свобод и законных интересов граждан, прав и законных интересов организаций.

 

При выявлении конституционно-правового смысла запретов на монополистическую деятельность и недобросовестную конкуренцию Конституционный Суд приходит к выводу, что нормы статьи 1 Закона, которыми уточняются действующие и устанавливаются новые запреты, согласуются с положениями частей второй и четвертой статьи 13 Конституции, допускающими в отдельных случаях на уровне закона возможность введения запрета на осуществление экономической, хозяйственной и иной деятельности.

 

5. В статье 19 Закона о противодействии монополистической деятельности предусматриваются меры, направленные на обеспечение недискриминационного доступа к товарам. Согласно этой статье в случае выявления факта злоупотребления хозяйствующим субъектом доминирующим положением, установленного решением антимонопольного органа, в целях предупреждения создания дискриминационных условий Совет Министров Республики Беларусь вправе установить правила недискриминационного доступа к товарам, изготавливаемым (производимым) и (или) реализуемым хозяйствующим субъектом, занимающим доминирующее положение и не являющимся субъектом естественной монополии, доля которого на соответствующем товарном рынке составляет более 70 процентов; антимонопольный орган вправе наряду с иными мерами выносить хозяйствующему субъекту, занимающему доминирующее положение, обязательное для исполнения предписание об утверждении и опубликовании правил торговой практики, направленных на обеспечение недискриминационного доступа к товарам, на рынке которых этот хозяйствующий субъект занимает доминирующее положение; требования к содержанию правил торговой практики и порядку их опубликования устанавливаются антимонопольным органом.

 

При оценке конституционности данных положений Закона Конституционный Суд приходит к выводу, что такое законодательное регулирование основывается на положениях статьи 107 Конституции, закрепляющих полномочия Правительства по обеспечению проведения единой экономической, финансовой, кредитной и денежной политики, государственной политики в области науки, культуры, образования, здравоохранения, экологии, социального обеспечения и оплаты труда; по принятию мер по обеспечению прав и свобод граждан, защите интересов государства, национальной безопасности и обороноспособности, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью; по осуществлению иных полномочий, возложенных на него Конституцией, законами и актами Президента (абзацы пятый, шестой и десятый).

 

В то же время из анализа содержания статьи 19 Закона о противодействии монополистической деятельности усматривается, что в ней отсутствуют нормы, закрепляющие перечень вопросов, подлежащих включению в правила недискриминационного доступа к товарам при их принятии Советом Министров, а также круг требований к содержанию правил торговой практики, право на установление которых предоставляется антимонопольному органу.

 

Конституционный Суд считает, что уполномоченные органы в рамках реализации предоставленных им дискреционных полномочий по принятию соответствующих правил не должны ограничивать права лиц, закрепленные законом, а также регламентировать вопросы деятельности хозяйствующих субъектов, не связанные с обеспечением равных условий доступа потребителей к товарам, посягать на само существо экономической свободы. В связи с этим Совету Министров и антимонопольному органу при реализации предоставленного им права на установление названных в Законе о противодействии монополистической деятельности правил следует основываться на нормах данного Закона и иных законодательных актов, регулирующих отношения в указанной сфере, и исходить из конституционных ценностей и принципов, в том числе положения части первой статьи 23 Конституции, допускающего возможность ограничения прав и свобод личности только в случаях, предусмотренных законом и в конституционно значимых интересах.

 

Правовая позиция Конституционного Суда основывается на положениях Конституции, согласно которым в Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права, а государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства (части первая и вторая статьи 7); государство предоставляет всем равные права для осуществления хозяйственной и иной деятельности, кроме запрещенной законом, и гарантирует равную защиту и равные условия для развития всех форм собственности, а также гарантирует всем равные возможности свободного использования способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности; осуществляет регулирование экономической деятельности в интересах человека и общества (части вторая, четвертая и пятая статьи 13).

 

6.  Положениями главы 6 Закона о противодействии монополистической деятельности регулируется порядок установления факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства.

 

Статьями 36–47 данной главы предусматриваются основания для установления факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства и сроки давности установления такого факта; требования к заявлению о нарушении и основания для оставления заявления о нарушении без рассмотрения по существу; порядок рассмотрения заявления о нарушении, а также случаи приостановления и прекращения рассмотрения такого заявления, отдельного факта нарушения; порядок принятия решения об установлении факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства, его содержание и порядок разъяснения данного решения и (или) предписания; порядок пересмотра решения об установлении факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства по вновь открывшимся обстоятельствам и обжалования таких решений.

 

Определяемый Законом о противодействии монополистической деятельности порядок установления фактов наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства, по мнению Конституционного Суда, направлен на создание и поддержание эффективных правовых механизмов защиты прав и законных интересов юридических и физических лиц от противоправных действий (бездействия) лиц, в том числе хозяйствующих субъектов, занимающих доминирующее положение на товарном рынке, которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции. Такое законодательное регулирование согласуется с положениями Конституции, в соответствии с которыми государство обеспечивает права и свободы граждан Республики Беларусь, а также гарантирует каждому право собственности и содействует ее приобретению; собственность, приобретенная законным способом, защищается государством (часть первая статьи 21, части первая и третья статьи 44); государственные органы, должностные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности (часть вторая статьи 59).

 

7.  В целях предупреждения нарушения антимонопольного законодательства в Законе о противодействии монополистической деятельности устанавливается, что антимонопольный орган вправе направить должностному лицу юридического лица, в том числе государственного органа, предостережение в письменной форме о недопустимости совершения действий (бездействия), которые могут привести к нарушению антимонопольного законодательства (абзац тридцать четвертый статьи 14, статья 16). Одновременно в этом Законе предусматривается, что в целях пресечения действий (бездействия), которые приводят или могут привести к недопущению, ограничению или устранению конкуренции, причинению вреда правам, свободам и законным интересам юридических или физических лиц в случае выявления признаков нарушения антимонопольного законодательства, указанных в подпунктах 1.5–1.8, 1.10 пункта 1 статьи 18 и статье 23 данного Закона, антимонопольный орган до принятия решения об установлении факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства выдает хозяйствующим субъектам, должностным лицам хозяйствующих субъектов – юридических лиц, государственным органам, их должностным лицам предупреждение в письменной форме (абзац седьмой статьи 14, статья 43).

 

Конституционный Суд считает, что такое правовое регулирование имеет целью применение мер предупредительного и профилактического характера, позволяющих антимонопольному органу избрать оптимальный способ реагирования на нарушения антимонопольного законодательства без применения к хозяйствующим субъектам и иным лицам мер ответственности, а также оперативное восстановление в правах других лиц, которые могут пострадать от действий (бездействия) субъектов, содержащих признаки нарушения антимонопольного законодательства, соблюдение баланса публичных и частных интересов, что согласуется с положениями Конституции об обязанности государства обеспечивать законность и правопорядок (часть третья статьи 1), принимать все доступные ему меры для создания внутреннего порядка, необходимого для полного осуществления прав и свобод граждан Республики Беларусь (часть первая статьи 59).  

 

8. Положениями Закона о противодействии монополистической деятельности решение об установлении факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства может быть обжаловано в суд в течение 30 календарных дней со дня его принятия (пункт 6 статьи 44), а предписание – в течение 30 календарных дней со дня, когда лицо, в отношении которого вынесено предписание, узнало или должно было узнать о его вынесении; в случае обжалования решения об установлении факта наличия (отсутствия) нарушения антимонопольного законодательства и (или) предписания исполнение предписания приостанавливается до вступления решения суда в законную силу (пункты 4 и 5 статьи 45).

 

По мнению Конституционного Суда, устанавливаемое правовое регулирование свидетельствует о реализации принципа верховенства права, закрепленного в части первой статьи 7 Конституции, и такого его важнейшего элемента, как право на судебную защиту, что согласуется с частью первой статьи 60 Конституции о гарантировании каждому защиты его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки.

 

9. Частью первой пункта 1 статьи 49 Закона о противодействии монополистической деятельности предусматривается, что хозяйствующие субъекты, должностные лица хозяйствующих субъектов – юридических лиц, государственные органы, их должностные лица, юридические лица, не относящиеся к хозяйствующим субъектам, их должностные лица, физические лица, не относящиеся к хозяйствующим субъектам, обязаны представлять в антимонопольный орган по его запросу и в установленный им срок необходимые антимонопольному органу в соответствии с возложенными на него полномочиями документы, объяснения, информацию в письменной и (или) устной формах, в том числе информацию, составляющую коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну, включая конфиденциальную информацию о депонентах и сведения из реестра владельцев ценных бумаг.

 

Конституционный Суд считает, что закрепление такой обязанности, в определенной мере затрагивающей конституционное право каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь (статья 28 Конституции) и на защиту информации (часть третья статьи 34 Конституции), является обоснованным и правомерным, поскольку направлено на исполнение антимонопольным органом своих основных функций и полномочий, определенных статьями 13 и 14 Закона о противодействии монополистической деятельности, и согласуется с частью первой статьи 23 Конституции, допускающей ограничение прав и свобод личности только в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты прав и свобод других лиц.

 

Основываясь на приведенных конституционных положениях во взаимосвязи со статьей 15 Закона о противодействии монополистической деятельности, в соответствии с которой информация, составляющая коммерческую, служебную, иную охраняемую законом тайну и полученная антимонопольным органом при осуществлении своих полномочий, не подлежит разглашению, за исключением случаев, установленных законодательными актами, и за разглашение указанной информации работники антимонопольного органа несут ответственность в соответствии с законодательными актами, Конституционный Суд обращает внимание правоприменителей на необходимость строгого соблюдения правил и мер, гарантирующих конфиденциальность данной информации, безопасность ее хранения и передачи, защиту от посягательств третьих лиц или использования в ненадлежащих целях.

 

10. В Закон о противодействии монополистической деятельности вносится ряд изменений и дополнений, направленных на согласование его положений с нормами Договора о Евразийском экономическом союзе от 29 мая 2014 года (далее – Договор о ЕАЭС).

 

Так, с учетом положений пункта 7 статьи 76 Договора о ЕАЭС из сферы действия Закона о противодействии монополистической деятельности исключаются отношения, урегулированные общими правилами конкуренции на трансграничных рынках, контроль за соблюдением которых относится к компетенции Евразийской экономической комиссии в соответствии с международным договором Республики Беларусь; критерии отнесения рынка к трансграничному устанавливаются в соответствии с международным договором Республики Беларусь (пункт 6 статьи 3).

 

В силу подпункта 2.2 пункта 2 статьи 22 Закона о противодействии монополистической деятельности допускаются вертикальные соглашения, если доля каждого хозяйствующего субъекта, являющегося участником вертикального соглашения, на товарном рынке товара, являющегося предметом вертикального соглашения, не превышает 20 процентов. Увеличение размера процентов с 15 до 20 обусловлено необходимостью согласования данной нормы с подпунктом 2 пункта 6 раздела II Протокола об общих принципах и правилах конкуренции (приложение № 19 к Договору о ЕАЭС).

 

Кроме того, Законом о противодействии монополистической деятельности вводится понятие «признаки ограничения конкуренции» (статья 7), а также предусматриваются разделение и детальная регламентация норм о запретах на ограничивающие конкуренцию соглашения (статья 20) и согласованные действия хозяйствующих субъектов (статья 21), что отвечает положениям статьи 76 «Общие правила конкуренции» Договора о ЕАЭС и подпункта 15 пункта 2 раздела I Протокола об общих принципах и правилах конкуренции (приложение № 19 к Договору о ЕАЭС).

 

По мнению Конституционного Суда, такое законодательное регулирование согласуется с положениями статьи 8 Конституции о том, что Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства; Республика Беларусь в соответствии с нормами международного права может на добровольной основе входить в межгосударственные образования и выходить из них (части первая и вторая).

 

Таким образом, из выявленного конституционно-правового смысла Закона следует, что его нормы направлены на дальнейшую конституционализацию общественных отношений, связанных с защитой и развитием конкуренции, в том числе с предупреждением и пресечением монополистической деятельности и недобросовестной конкуренции, обеспечение такой конституционной ценности, как конституционная экономика, важнейшими составляющими которой являются предоставление государством всем равных прав для осуществления хозяйственной и иной деятельности, кроме запрещенной законом, а также гарантирование государством равной защиты и равных условий для развития всех форм собственности, равных возможностей свободного использования способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, на защиту конституционных прав и свобод человека и гражданина, прав и законных интересов хозяйствующих субъектов.

 

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в рамках полномочий в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции. Палаты Национального собрания Республики Беларусь при принятии Закона действовали в рамках компетенции, предусмотренной статьями 97–100 Конституции.

 

На основании изложенного Конституционный Суд приходит к выводу о том, что по содержанию норм, форме акта, порядку принятия, а также с точки зрения разграничения компетенции Закон соответствует Конституции.

 

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частью второй статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьями 103–105 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь

 

РЕШИЛ:

 

1. Признать Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Закон Республики Беларусь «О противодействии монополистической деятельности и развитии конкуренции» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

 

2. Решение вступает в силу со дня принятия.

 

3. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.

 

 

Председательствующий –

Председатель Конституционного Суда

Республики Беларусь                                                                                                    П.П.Миклашевич

Версия для печати