Решение Конституционного Суда Республики Беларусь
7 июля 2017 г. № Р-1096/2017
О соответствии Конституции Республики Беларусь Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь»

Конституционный Суд Республики Беларусь в составе председательствующего – Председателя Конституционного Суда Миклашевича П.П., заместителя Председателя Карпович Н.А., судей Бойко Т.С., Вороновича Т.В., Данилюка С.Е., Козыревой Л.Г., Рябцева В.Н., Рябцева Л.М., Сергеевой О.Г., Тиковенко А.Г., Чигринова С.П.

 

на основании части первой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, абзаца второго части третьей статьи 22 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьи 98 и части первой статьи 101 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве»

 

рассмотрел в открытом судебном заседании в порядке обязательного предварительного контроля конституционность Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь».

 

Заслушав судью-докладчика Вороновича Т.В., проанализировав положения Конституции Республики Беларусь (далее – Конституция), Закона Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» и иных законодательных актов Республики Беларусь, Конституционный Суд Республики Беларусь установил:

 

Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» (далее – Закон) принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь 21 июня 2017 г., одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь 26 июня 2017 г. и представлен Президенту Республики Беларусь на подпись.

 

Законом вносятся изменения и дополнения в нормы Уголовного и Уголовно-процессуального кодексов Республики Беларусь (далее соответственно – УК и УПК), устанавливающие правовое регулирование производства по материалам и уголовному делу в случае смерти подозреваемого, обвиняемого либо лица, подлежавшего привлечению в качестве обвиняемого, уточняющие порядок осуществления проверки по заявлениям и сообщениям о преступлении, наложения ареста на имущество, а также применения специальной конфискации имущества.

 

При проверке конституционности Закона Конституционный Суд исходит из следующего.

 

Согласно Конституции в Республике Беларусь устанавливается принцип верховенства права; государство, все его органы и должностные лица действуют в пределах Конституции и принятых в соответствии с ней актов законодательства (части первая и вторая статьи 7); государственные органы, должностные и иные лица, которым доверено исполнение государственных функций, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры для осуществления и защиты прав и свобод личности (часть вторая статьи 59).

 

Определяя значение и содержание принципа верховенства права, Конституционный Суд в посланиях о состоянии конституционной законности в Республике Беларусь в 2015 и 2016 годах (решения от 20 января 2016 г. и от 18 января 2017 г.) отметил, что неотъемлемой частью принципа верховенства права является принцип правовой обеспеченности, предполагающий, что законодательные акты должны быть направлены на достижение и обеспечение конституционно значимых целей и интересов, полно и конкретно регулировать важнейшие общественные отношения, содержать надлежащие механизмы реализации прав и свобод граждан, укрепления конституционного правопорядка; законодательная деятельность должна основываться на верховенстве права, важнейшими составляющими которого являются законность, правовая определенность, запрещение произвола, доступ к правосудию в независимых и беспристрастных судах, соблюдение прав и свобод человека и гражданина, недискриминация и равенство всех перед законом.

 

1. Конституцией установлено, что Республика Беларусь – правовое государство (часть первая статьи 1); человек, его права, свободы и гарантии их реализации являются высшей ценностью и целью общества и государства (часть первая статьи 2); обеспечение прав и свобод граждан Республики Беларусь является высшей целью государства; государство гарантирует права и свободы граждан Беларуси, закрепленные в Конституции, законах и предусмотренные международными обязательствами государства (части первая и третья статьи 21); государство обеспечивает свободу, неприкосновенность и достоинство личности (часть первая статьи 25); каждый имеет право на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на его честь и достоинство (статья 28).

 

Конституционный Суд в ряде решений, раскрывая сущность правового государства, сформулировал правовые позиции, согласно которым конституционные принципы правового государства, основанные на верховенстве права, предполагают обязанность государства признавать, соблюдать и защищать права и свободы гражданина; правовое государство характеризуется самостоятельной и независимой судебной властью, эффективно обеспечивающей защиту прав и свобод граждан, прав и законных интересов юридических лиц.

 

Согласно части первой статьи 60 Конституции каждому гарантируется защита его прав и свобод компетентным, независимым и беспристрастным судом в определенные законом сроки.

 

В соответствии с Всеобщей декларацией прав человека 1948 года все люди рождаются свободными и равными в своем достоинстве и правах; каждый человек, для определения его прав и обязанностей и для установления обоснованности предъявленного ему уголовного обвинения, имеет право, на основе полного равенства, на то, чтобы его дело было рассмотрено гласно и с соблюдением всех требований справедливости независимым и беспристрастным судом (статьи 1 и 10).

 

Право каждого при рассмотрении любого уголовного обвинения, предъявленного ему, на справедливое и публичное разбирательство дела в разумный срок компетентным, независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона, закреплено также в статье 14 Международного пакта о гражданских и политических правах 1966 года, статье 6 Конвенции Содружества Независимых Государств о правах и основных свободах человека, принятой 26 мая 1995 года.

 

Комитет по правам человека ООН в Замечании общего порядка № 32 (2007) «Статья 14: Равенство перед судами и трибуналами и право каждого на справедливое судебное разбирательство» отметил, что презумпция невиновности, имеющая основополагающее значение для защиты прав человека, возлагает обязанность доказывания на обвинение, гарантирует, что никакая вина не может быть презюмирована до тех пор, пока виновность не была доказана вне всяких разумных сомнений, обеспечивает, чтобы сомнения толковались в пользу обвиняемого и требует, чтобы с лицами, которым предъявляются обвинения в совершении уголовного деяния, обращались в соответствии с этим принципом (пункт 30).

 

В Заключении Конституционного Суда от 12 июня 2014 г. «О соответствии Конституции Республики Беларусь пункта 7 части 1 статьи 29 и пункта 1 части 1 статьи 303 Уголовно-процессуального кодекса Республики Беларусь» сделан вывод о том, что нормы Конституции и международно-правовых актов с учетом установления в Республике Беларусь принципа верховенства права, признания Республикой Беларусь приоритета общепризнанных принципов международного права (часть первая статьи 7, часть первая статьи 8 Конституции) не могут применяться избирательно, а действуют на всех стадиях уголовного процесса.

 

Указанным Заключением положения пункта 7 части 1 статьи 29, части 1 статьи 250, части 1 статьи 279 и пункта 1 части 1 статьи 303 УПК, определяющие, что уголовное дело в отношении умершего не может быть возбуждено, а по возбужденному делу подлежат прекращению предварительное расследование и производство по уголовному делу при назначении судьей судебного заседания, а также в судебном заседании, кроме случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, признаны не соответствующими части первой статьи 25, статьям 26, 28 и 60 Конституции в той мере, в какой эти положения в системе действующего законодательства позволяют органу, ведущему уголовный процесс, в случае смерти подозреваемого или обвиняемого отказать в возбуждении уголовного дела, а по возбужденному делу прекратить производство без согласия его близких родственников.

 

На реализацию Заключения Конституционного Суда направлены положения пунктов 1, 3, 4, 12, 32, 40 и других пунктов статьи 2 Закона, предусматривающие уточнение порядка производства по материалам и уголовному делу в случае смерти подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве обвиняемого. Так, Законом устанавливается, что отказ в возбуждении уголовного дела, а также прекращение производства по уголовному делу в отношении умершего, за исключением случаев, когда производство по уголовному делу необходимо для реабилитации умершего, не допускаются, если близкие родственники, члены семьи умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, либо их законные представители, которые могут быть признаны представителями умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, подали заявление о несогласии с отказом в возбуждении уголовного дела или прекращением производства по уголовному делу и привлечении к участию в производстве по материалам и уголовному делу в качестве представителя умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого (часть 5 статьи 29 УПК). Закрепляется правовой статус указанных участников процесса в качестве представителей умершего подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, путем введения в понятийный аппарат УПК соответствующего термина и регламентации их прав и обязанностей в рамках производства по материалам и уголовному делу в отношении умершего (пункт 281 статьи 6, статьи 571 и 572 УПК).

 

Кроме того, Законом определяются особенности производства по материалам и уголовному делу в случае смерти подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, в том числе при производстве предварительного расследования, рассмотрении прокурором материалов уголовного дела в отношении умершего обвиняемого, осуществлении судебного разбирательства в отношении такого лица. Так, УПК дополняется главой 492 «Производство по материалам и уголовному делу в случае смерти подозреваемого, обвиняемого, лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого». Статья 46824 УПК этой главы содержит нормы, согласно которым, придя к выводу о невиновности умершего обвиняемого, суд постановляет оправдательный приговор в соответствии со статьей 357 данного Кодекса (часть 1); признав доказанным, что преступление совершено умершим обвиняемым, суд на основании статьи 356 данного Кодекса постановляет обвинительный приговор без назначения наказания (часть 3).

 

Закрепляемая Законом возможность реабилитации лица, подлежавшего привлечению в качестве подозреваемого, обвиняемого, вследствие установления его невиновности в совершении деяния, предусмотренного уголовным законом, свидетельствует, по мнению Конституционного Суда, о реализации в уголовном процессе конституционных принципов и норм, гарантирующих достоинство личности, право каждого на защиту от посягательства на его честь и достоинство, презумпцию невиновности, равенство всех перед законом, право каждого на судебную защиту (статья 22, часть первая статьи 25, статьи 26 и 28, часть первая статьи 60 Конституции) применительно к личности умершего подозреваемого, обвиняемого. Реализация в законодательстве конституционных гарантий соблюдения прав и свобод является одним из условий обеспечения верховенства права в правовом демократическом государстве, а также показателем состояния конституционализма в государстве.

 

Конституционный Суд отмечает, что предусматриваемое законодательное регулирование, свидетельствующее об установлении государством правовых гарантий обеспечения судебной защиты достоинства и чести человека и после его смерти, направлено также на укрепление доверия граждан к государственной власти, их уверенности в гарантировании государством реализации и защиты прав и свобод как высшей ценности и цели общества и государства.

 

2. Ряд положений Закона имеет целью совершенствование  правового регулирования отношений на стадии осуществления проверки по заявлениям и сообщениям о преступлении.

 

2.1. В соответствии с Законом (пункт 21 статьи 2) УПК дополняется статьями 1731–1733, которыми в том числе предусматривается возможность соединения в одном производстве нескольких заявлений и сообщений о преступлении и материалов проверки по ним, а также выделения из соединенных заявлений и сообщений о преступлении и материалов проверки по ним в отдельное производство заявления или сообщения о преступлении и материалов проверки по нему; уточняется порядок направления органом дознания заявления или сообщения о преступлении и материалов  проверки по нему при наличии достаточных данных, указывающих на признаки преступления, в орган предварительного следствия и возвращения органом предварительного следствия заявления или сообщения о преступлении и материалов проверки по нему органу дознания; устанавливаются институты приостановления и возобновления проведения проверки по заявлению или сообщению о преступлении.

 

Данные положения Закона основаны на конституционных нормах об установлении принципа верховенства права как важнейшего признака, характеризующего правовое государство (часть первая статьи 1, части первая и вторая статьи 7), гарантировании прав и свобод человека как высшей конституционной ценности (часть первая статьи 2, части первая и третья статьи 21, части первая и вторая статьи 59), а также вытекающих из данных положений Конституции принципов законности, обеспечения защиты прав и свобод граждан в уголовном процессе (статьи 8 и 10 УПК). При этом Конституционный Суд обращает внимание правоприменителей на необходимость неукоснительного соблюдения указанных конституционных положений и принципов уголовного процесса, их реального воплощения на практике с целью обеспечения прав и обязанностей граждан, являющихся участниками уголовно-процессуальных отношений.

 

2.2. Конституцией закрепляются равенство всех перед законом и право без всякой дискриминации на равную защиту прав и законных интересов (статья 22), обязанность государственных органов, общественных объединений, должностных лиц предоставить гражданину Республики Беларусь возможность ознакомиться с материалами, затрагивающими его права и законные интересы (часть вторая статьи 34), право каждого на защиту от незаконного вмешательства в его личную жизнь, в том числе от посягательства на его честь и достоинство (статья 28). Вместе с тем Конституцией допускается ограничение прав и свобод личности в случаях, предусмотренных законом, в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты нравственности, здоровья населения, прав и свобод других лиц (часть первая статьи 23), а также ограничение законодательством пользования информацией в целях защиты чести, достоинства, личной и семейной жизни граждан и полного осуществления ими своих прав (часть третья статьи 34).

 

В соответствии с приведенными конституционными нормами УПК дополняется статьей 1781, которая устанавливает право заявителя, лица, в отношении которого принято решение об отказе в возбуждении уголовного дела либо о прекращении проверки по заявлению или сообщению о преступлении, обратиться в орган уголовного преследования для ознакомления с материалами проверки по заявлению или сообщению о преступлении в пределах срока давности привлечения к уголовной ответственности, а в случае, если решение принято по основанию, предусмотренному пунктом 3 части 1 статьи 29 данного Кодекса, – в месячный срок со дня принятия органом уголовного преследования соответствующего решения, а также корреспондирующую данному праву обязанность органа уголовного преследования предъявить им для ознакомления материалы проверки по заявлению или сообщению о преступлении в подшитом и пронумерованном виде, за исключением материалов, относящихся к другому заявлению или сообщению о преступлении, в случае соединения заявлений и сообщений о преступлении и материалов проверки по ним и материалов, содержащих сведения, составляющие государственные секреты или иную охраняемую законом тайну (пункт 24 статьи 2 Закона).

 

Проверяя конституционность данной нормы Закона, Конституционный Суд отмечает, что при реализации гражданами закрепленного в уголовно-процессуальном законе права на получение информации о принятом решении по результатам проверки по заявлению или сообщению о преступлении, а равно при выполнении должностными лицами органа уголовного преследования обязанности ее предоставить должны соблюдаться установленные УПК пределы ограничения права граждан на получение указанной информации, обусловленные необходимостью соблюдения прав, свобод и законных интересов других лиц, а также характером содержащейся в материалах проверки информации.

 

2.3. Одним из основных принципов уголовного процесса является основанный на нормах статей 2, 7, 21 и 59 Конституции принцип публичности уголовного процесса, согласно которому государство гарантирует каждому защиту от преступных посягательств; государственные органы, должностные лица, уполномоченные осуществлять уголовное преследование, обязаны в пределах своей компетенции принимать необходимые меры по обнаружению преступлений и выявлению лиц, их совершивших, возбуждению уголовного дела, привлечению виновных к предусмотренной законом ответственности и созданию условий для постановления судом законного, обоснованного и справедливого приговора (статья 15 УПК).

 

В соответствии с действующим уголовно-процессуальным законом возбуждение уголовного дела является самостоятельной стадией уголовного процесса, в ходе которой устанавливаются поводы и основания к возбуждению уголовного дела, в том числе достаточность данных, указывающих на признаки преступления, их юридическая квалификация, обстоятельства, исключающие возбуждение уголовного дела, а также принимаются меры по предотвращению или пресечению преступления, закреплению его следов, обеспечению последующего расследования и рассмотрения дел в соответствии с установленной законом подследственностью и подсудностью и др.

 

Актом возбуждения уголовного дела создаются правовые основания для последующих процессуальных действий органов дознания, предварительного следствия и суда. В данном случае затрагиваются интересы лиц, участвующих в производстве процессуальных действий, порождается возможность ограничения конституционных прав и свобод личности, что определяет потребность установления дополнительных уголовно-процессуальных гарантий на стадии возбуждения уголовного дела и, в свою очередь, необходимость своевременного и эффективного надзора прокурора как гаранта обеспечения законности в государстве.

 

В Республике Беларусь функцию надзора за исполнением законов при расследовании преступлений осуществляет прокуратура (часть вторая статьи 125 Конституции).

 

В Рекомендации Комитета министров Совета Европы № Rec (2000)19 «О роли прокуратуры в системе уголовного правосудия» указано, что в отдельных системах уголовного правосудия прокуратуры также ведут и направляют расследования или осуществляют надзор за ними, обеспечивают оказание эффективного содействия потерпевшим и др. (пункт 3).

 

В связи с изложенным Конституционный Суд отмечает, что уточнение Законом (пункт 25 статьи 2) полномочий прокурора по осуществлению надзора за законностью возбуждения уголовного дела (статья 179 УПК), связанных с рассмотрением органом уголовного преследования заявлений или сообщений о преступлении, согласуется с указанными нормами Конституции и международно-правового акта.

 

3. Статья 132 УПК, регулирующая применение такой меры процессуального принуждения, как наложение ареста на имущество, излагается в новой редакции (пункт 16 статьи 2 Закона).

 

Согласно Конституции государство гарантирует каждому право собственности и содействует ее приобретению; собственник имеет право владеть, пользоваться и распоряжаться имуществом как единолично, так и совместно с другими лицами; неприкосновенность собственности, право ее наследования охраняются законом; собственность, приобретенная законным способом, защищается государством (части первая–третья статьи 44).

 

Всеобщей декларацией прав человека 1948 года предусмотрено, что каждый человек имеет право владеть имуществом как единолично, так и совместно с другими; никто не должен быть произвольно лишен своего имущества (статья 17).

 

При проверке указанной нормы Закона на соответствие Конституции, общепризнанным принципам международного права и положениям международно-правовых актов Конституционный Суд учитывает также подходы Совета Европы, Европейского союза к регулированию вопросов конфискации имущества в уголовном процессе.

 

Так, статьей 1 Протокола № 1 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года, принятого 20 марта 1952 г., установлено, что каждое физическое или юридическое лицо имеет право на уважение своей собственности; никто не может быть лишен своего имущества иначе как в интересах общества и на условиях, предусмотренных законом и общими принципами международного права (часть первая); предыдущие положения не умаляют права государства обеспечивать выполнение таких законов, какие ему представляются необходимыми для осуществления контроля за использованием собственности в соответствии с общими интересами или для обеспечения уплаты налогов или других сборов или штрафов (часть вторая).

 

В Директиве Европейского парламента и Совета Европейского союза 2014/42/ЕС о замораживании и конфискации орудий совершения преступлений и доходов от преступной деятельности в Европейском союзе от 3 апреля 2014 года содержатся положения о том, что государства-члены принимают необходимые меры, обеспечивающие возможность конфискации доходов или иного имущества лица, стоимость которых соответствует стоимости доходов, прямо или косвенно переданных третьим лицам подозреваемым или обвиняемым или приобретенных третьими лицами у подозреваемого или обвиняемого, по крайней мере в случае, если третьи лица знали или должны были знать, что такая передача или приобретение осуществлены, чтобы избежать конфискации, на основе конкретных фактов и обстоятельств, включая безвозмездную передачу или приобретение или передачу или приобретение в обмен на сумму значительно ниже рыночной стоимости (пункт 1 статьи 6); действие мер по замораживанию может распространяться на имущество, находящееся во владении третьих лиц, указанных в статье 6, в целях возможной последующей конфискации (пункт 2 статьи 7).

 

3.1. Статьей 132 УПК, излагаемой в новой редакции, предусматривается возможность наложения органом дознания или следователем с санкции прокурора или его заместителя, судом ареста на имущество, находящееся в собственности других лиц, для проверки его фактической принадлежности, источников происхождения и законности отчуждения, если есть достаточные основания полагать, что это имущество было отчуждено подозреваемым, обвиняемым в целях сокрытия принадлежности или источников происхождения такого имущества либо для финансирования террористической деятельности, терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступной организации, распространения или финансирования распространения оружия массового поражения (часть 2); в случае неподтверждения фактической принадлежности имущества, находящегося в собственности других лиц, подозреваемому, обвиняемому или его отчуждения в указанных в части 2 данной статьи целях, а также при приостановлении либо прекращении предварительного расследования решение о наложении ареста на имущество, находящееся в собственности других лиц, подлежит отмене; вопросы, связанные с возмещением имущественного вреда, причиненного в связи с наложением ареста на имущество, разрешаются после отмены решения о наложении ареста на имущество в порядке гражданского судопроизводства (часть 4).

 

Оценивая конституционность приведенных норм Закона, Конституционный Суд отмечает, что наложением в рамках уголовного процесса ареста на имущество граждан и организаций в определенной мере затрагиваются гарантированные Конституцией каждому право собственности и ее неприкосновенность (части первая и вторая статьи 44).

 

Согласно Конституции ограничение прав и свобод личности допускается только в случаях, предусмотренных законом, в том числе в интересах национальной безопасности, общественного порядка, защиты прав и свобод других лиц (часть первая статьи 23).

 

В соответствии с Всеобщей декларацией прав человека при осуществлении своих прав и свобод каждый человек должен подвергаться только таким ограничениям, какие установлены законом исключительно с целью обеспечения должного признания и уважения прав и свобод других и удовлетворения справедливых требований морали, общественного порядка и общего благосостояния в демократическом обществе (пункт 2 статьи 29).

 

В решениях Конституционного Суда неоднократно указывалось, что правовые ограничения должны обеспечивать баланс между конституционными правами и свободами граждан и публичными интересами государства и общества; любые ограничения конституционных прав и свобод должны быть не только юридически допустимыми, социально оправданными, но и справедливыми, необходимыми и соразмерными конституционно признаваемым целям таких ограничений.

 

По мнению Конституционного Суда, вводимые Законом ограничения отвечают указанным в Конституции интересам, поскольку данное законодательное регулирование направлено на защиту прав и свобод граждан, общественных и государственных интересов путем создания правового механизма противодействия легализации доходов, полученных преступным путем, и воспрепятствования  финансированию терроризма, экстремизма, организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступной организации, распространения оружия массового поражения.

 

Нормы Закона в этой части имеют целью обеспечение должного баланса публично-правовых и частноправовых интересов, поскольку наложение ареста на имущество других лиц, будучи мерой процессуального принуждения, по своей сути выступает также мерой предупредительной, которая не связана с лишением собственности, а является лишь ограничением со стороны государства возможности собственника бесконтрольно распоряжаться имуществом до установления его фактической принадлежности, источников происхождения и законности отчуждения.

 

3.2. В соответствии с Законом в статье 132 УПК определяются пределы возможного наложения ареста на имущество (часть 11), а также закрепляется положение о том, что по ходатайству подозреваемого, обвиняемого, лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, лиц, указанных в части 2 данной статьи, арест на денежные средства может быть отменен органом, ведущим уголовный процесс, в части, необходимой для ежемесячного обеспечения их самих и находящихся у них на иждивении нетрудоспособных лиц, в размере бюджета прожиточного минимума, установленного законодательством, при отсутствии у них иных доходов от законной деятельности (часть 17).

 

Конституционный Суд считает, что данное законодательное регулирование  согласуется с положениями части первой статьи 1 и статьи 53 Конституции, поскольку, исходя из социального характера государства, уважения достоинства, обеспечения прав, свобод и законных интересов человека, применительно к наложению ареста на имущество в рамках уголовного процесса законодателем предусматривается сохранение за подозреваемым, обвиняемым и лицами, на имущество которых может быть наложен арест, материальных условий, необходимых для обеспечения жизнедеятельности их самих и лиц, находящихся у них на иждивении.

 

4. Законом (пункт 41 статьи 2) в пункт 2 части 1 статьи 484 УПК вносятся изменения, касающиеся оснований для отказа в исполнении просьбы органа иностранного государства о выдаче лица для осуществления уголовного преследования и (или) отбывания наказания. В соответствии с новой редакцией указанного пункта дополнительными основаниями для отказа в исполнении просьбы являются предоставление лицу, в отношении которого поступила такая просьба, статуса беженца, дополнительной или временной защиты в Республике Беларусь и невозможность его выдворения за пределы Республики Беларусь в соответствии с законодательными актами Республики Беларусь.

 

Конституцией установлено, что Республика Беларусь признает приоритет общепризнанных принципов международного права и обеспечивает соответствие им законодательства, в соответствии с нормами международного права может на добровольной основе входить в межгосударственные образования и выходить из них (части первая и вторая статьи 8); Республика Беларусь может предоставлять право убежища лицам, преследуемым в других государствах за политические, религиозные убеждения или национальную принадлежность (статья 12).

 

Положениями Конвенции Организации Объединенных Наций о статусе беженцев от 28 июля 1951 года предусмотрено, что договаривающиеся государства не будут высылать законно проживающих на их территории беженцев иначе, как по соображениям государственной безопасности или общественного порядка (пункт 1 статьи 32); договаривающиеся государства не будут никоим образом высылать или возвращать беженцев на границу страны, где их жизни или свободе угрожает опасность вследствие их расы, религии, гражданства, принадлежности к определенной социальной группе или политических убеждений; это положение не может применяться к беженцам, рассматриваемым в силу уважительных причин как угроза безопасности страны, в которой они находятся, или осужденным вошедшим в законную силу приговором за совершение особо тяжкого преступления и представляющим общественную угрозу для страны (пункты 1 и 2 статьи 33).

 

В Заключении Исполнительного комитета управления Верховного Комиссара по делам беженцев (Исполком УВКБ) ООН № 17(ХХХI) –1980 год: проблемы выдачи, влияющие на положение беженцев, разъяснен принцип невысылки: беженцев необходимо защищать от выдачи стране, в которой у них есть основания опасаться преследований; государства должны обеспечивать, чтобы принцип невысылки должным образом учитывался в договорах, касающихся выдачи, а также при их применении и при необходимости – в национальном законодательстве; вместе с тем необходимо наказание лиц, совершивших тяжкие преступления, такие как незаконный захват воздушных судов, захват заложников, убийство; защита от выдачи распространяется только на лиц, соответствующих критериям беженца и не лишенных права получить статус беженца в силу пункта F(b) статьи 1 Конвенции о статусе беженцев от 28 июля 1951 года.

 

В статье 3 Конвенции Организации Объединенных Наций против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания от 10 декабря 1984 года закреплено положение, согласно которому ни одно государство-участник не должно высылать, возвращать (refouler) или выдавать какое-либо лицо другому государству, если существуют серьезные основания полагать, что ему может угрожать там применение пыток.

 

В соответствии с Конвенцией Содружества Независимых Государств о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам, принятой 7 октября 2002 года, выдача лица не производится, если имеются веские основания полагать, что запрос о выдаче связан с преследованием лица по признаку расы, пола, вероисповедания, этнической принадлежности или политических убеждений; если лицу, выдача которого запрашивается, предоставлено убежище на территории запрашиваемой Договаривающейся стороны (подпункты «е» и «и» пункта 1 статьи 89).

 

Конституционный Суд отмечает, что предусматриваемое законодательное регулирование, основанное на нормах Конституции и согласующееся с международно-правовыми принципами невысылки беженцев и невысылки лица при угрозе пыток, свидетельствует о реализации в национальном законодательстве  положений международно-правовых актов, участницей которых является Республика Беларусь.

 

5. Конституцией допускается принудительное отчуждение имущества в том числе согласно постановлению суда (часть пятая статьи 44).

Конвенцией Организации Объединенных Наций против транснациональной организованной преступности от 15 ноября 2000 года установлено, что государства-участники принимают в максимальной степени, возможной в рамках их внутренних правовых систем, такие меры, какие могут потребоваться для обеспечения возможности конфискации доходов от преступлений, охватываемых данной Конвенцией, или имущества, стоимость которого соответствует стоимости таких доходов; имущества, оборудования или других средств, использовавшихся или предназначавшихся для использования при совершении преступлений, охватываемых данной Конвенцией (пункт 1 статьи 12).

 

Аналогичные положения содержатся в Конвенции Совета Европы № 141 об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности от 8 ноября 1990 года, которая предусматривает обязанность участников данной Конвенции принимать законодательные и другие необходимые меры, предоставляющие им возможность конфисковывать орудия и доходы или имущество, стоимость которого соответствует этим доходам (пункт 1 статьи 2).

 

Евразийская группа по противодействию  легализации преступных доходов и финансированию терроризма (ЕАГ) рекомендовала Республике Беларусь ввести в уголовно-процессуальное законодательство норму, предусматривающую конфискацию имущественного эквивалента; необходимо, чтобы конфискации подлежали доходы, полученные от доходов преступлений (пункт 127 Отчета взаимной оценки по противодействию отмыванию денег и финансированию терроризма 2008 года).

 

Конституционный Суд отмечает, что на основании приведенных норм Конституции и Конвенции ООН против трансграничной преступности, а также в связи с участием Республики Беларусь в Евразийской группе по противодействию легализации преступных доходов и финансированию терроризма статья 61 УК дополняется частью 7, согласно которой, если специальная конфискация имущества, приобретенного преступным путем, дохода, полученного от использования этого имущества, на момент принятия решения о конфискации невозможна вследствие утраты, израсходования, уничтожения, реализации либо по иным причинам, с осужденного в доход государства взыскивается денежная сумма, соответствующая стоимости имущества, приобретенного преступным путем, и (или) размеру дохода, полученного от использования этого имущества; размер денежной суммы, подлежащей взысканию, определяется судом на день вынесения приговора (пункт 2 статьи 1 Закона).

 

Наряду с изложенным Конституционный Суд обращает внимание на то, что Конвенция ООН против транснациональной организованной преступности и иные международные конвенции, участницей которых является Республика Беларусь (в сфере борьбы с терроризмом, захватом заложников, торговлей людьми, незаконным оборотом наркотиков, коррупцией и др.), обязывают государства-участники не только изымать имущество и доходы, полученные в результате совершения указанных конвенционных преступлений, либо стоимость эквивалента имущества, подлежащего специальной конфискации, но и в ряде случаев лишать права собственности на приобретенное на законных основаниях имущество, если оно используется или предназначается для финансирования таких преступлений.

 

Международно-правовые акты содержат также нормы о том, что предусматриваемые в них меры, в том числе в отношении конфискации имущества, определяются и осуществляются в соответствии с положениями внутреннего законодательства государства-участника и при условии их соблюдения (например, пункт 9 статьи 12 Конвенции ООН против транснациональной организованной преступности).

 

В связи с указанным Конституционный Суд, исходя из необходимости добросовестного исполнения Республикой Беларусь обязательств, вытекающих из международно-правовых актов, с целью пресечения и предупреждения таких особо опасных преступных проявлений, как террористическая и экстремистская деятельность, организованная преступность, и некоторых других преступных проявлений, а также устранения в национальном законодательстве пробела, имеющего конституционно-правовое значение, признал необходимым предусмотреть в УК специальную конфискацию имущества, предназначенного для использования в указанных целях, независимо от того, находится оно в собственности подозреваемого, обвиняемого или лиц, несущих по закону материальную ответственность за их действия, либо в собственности других лиц (решение от 6 июня 2017 г. «О правовом регулировании специальной конфискации»).

 

Конституционный Суд считает необходимым обратить внимание законодателя и на то, что соблюдение конституционного принципа верховенства права предполагает в том числе обеспечение  комплексности законодательного регулирования. Между тем, закрепляя в части 2 статьи 132 УПК возможность наложения ареста на имущество, находящееся в собственности других лиц, для проверки его фактической принадлежности, источников происхождения и законности отчуждения, если есть достаточные основания полагать, что это имущество было отчуждено подозреваемым, обвиняемым в том числе в целях финансирования террористической деятельности, терроризма, экстремистской деятельности (экстремизма), организованной группы, незаконного вооруженного формирования, преступной организации, распространения или финансирования распространения оружия массового поражения, законодатель не предусмотрел в уголовном законе правовых оснований возможной конфискации такого имущества, на что Конституционный Суд указал в решении от 6 июня 2017 г.

 

Исходя из выявленного конституционно-правового смысла Закона, Конституционный Суд считает, что по своему содержанию Закон направлен на установление в Республике Беларусь верховенства права, являющегося одной из важнейших составляющих современного конституционализма, а также на эффективное решение задач уголовного и уголовно-процессуального законов в целях обеспечения законности и правопорядка, защиты конституционных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

 

Закон принят Палатой представителей Национального собрания Республики Беларусь в рамках компетенции в соответствии с пунктом 2 части первой статьи 97 Конституции, одобрен Советом Республики Национального собрания Республики Беларусь в соответствии с пунктом 1 части первой статьи 98 Конституции.

 

На основании изложенного Конституционный Суд приходит к выводу о том, что по содержанию норм, форме акта и порядку принятия Закон соответствует Конституции.

 

Руководствуясь частями первой, седьмой статьи 116 Конституции Республики Беларусь, частью второй статьи 24 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей, статьями 103–105 Закона Республики Беларусь «О конституционном судопроизводстве», Конституционный Суд Республики Беларусь

 

РЕШИЛ:

 

1. Признать Закон Республики Беларусь «О внесении изменений и дополнений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Республики Беларусь» соответствующим Конституции Республики Беларусь.

 

2. Решение вступает в силу со дня принятия.

 

3. Опубликовать решение в соответствии с законодательными актами.

 

 

Председательствующий –

Председатель Конституционного Суда

Республики Беларусь                                                                                                               П.П.Миклашевич

Версия для печати